Business FM

66 262 подписчика

Свежие комментарии

  • Георгий Михалев
    Террористическая организация ХАМАС продолжает ракетные обстрел израильских населенных пунктов из сектора Газы. В отв...Израиль нанес отв...
  • Konstantin Петров
    Мне не понравилось как маршировали. Коробки шагали (скорее шлепали) не в ногу. Отдельные деятели подпрыгивали при ход...Парад на Красной ...
  • олег
    #Петров & Боширов были тут..:))..:))Colonial Pipeline...

«Запредельный» срок доценту МАИ или борьба с угрозой с Востока?

«Запредельный» срок доценту МАИ или борьба с угрозой с Востока?

Суд вынес очередной приговор по делу о госизмене. Срок для доцента кафедры ракетных двигателей Московского авиационного института (МАИ) Алексея Воробьева оказался внушительным — 20 лет колонии строгого режима

Обновлено в 23:00

Мосгорсуд приговорил доцента кафедры ракетных двигателей Московского авиационного института (МАИ) Алексея Воробьева к 20 годам колонии строгого режима. Его признали виновным в государственной измене. Предположительно, Воробьев может иметь отношение к передаче секретных сведений Китаю.

Суд согласился с версией обвинения в том, что ученый готовился передать представителю иностранного государства информацию, которая могла быть использована при создании оружия, а также пытался контрабандным способом переправить ее с территории России. Сам Воробьев вину отрицал, его защита планирует обжаловать приговор, который стал одним из самых суровых за последнее время по подобной категории дел.

Уголовное дело в отношении Алексея Воробьева, а также «неустановленных лиц» было возбуждено УФСБ по Москве и Московской области 14 февраля 2019 года. Ученого задержали 15 февраля 2019 года, а на следующий день Мещанский суд отправил его в СИЗО.

Изначально Воробьеву вменялась только одна статья — «покушение на контрабанду вооружения и материалов, которые могут быть использованы при создании вооружения в составе организованной группы» — часть 3 статьи 30, часть 1 статьи 226.

1 УК РФ. По ней ему грозило до семи лет колонии. Спустя более чем два года стало известно, что Воробьеву «добавили» более тяжкое обвинение — в госизмене (ст. 275 УК РФ — от 12 до 20 лет). Кроме того, ему вменили приготовление к незаконному экспорту из России материалов, технологий, информации или оказание услуг, которые могут быть использованы при создании вооружения (ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 189 УК РФ — от трех до семи лет лишения свободы). Это выяснилось уже после вынесения ему приговора.

Как сообщили Business FM в пресс-службе Мосгорсуда, суд признал Воробьева виновным по всем пунктам обвинения и по совокупности преступлений назначил 20 лет лишения свободы со штрафом в 1 млн рублей. Подробности уголовного дела в суде не привели, сославшись на то, что дело имеет гриф «совершенно секретно».

Впрочем, в судебных документах, имеющихся в открытом доступе и касающихся его меры пресечения, говорится, что «Воробьев имеет обширные устойчивые связи за пределами территории РФ, в том числе в Китайской Народной Республике». Кроме того, он «приискивал возможность выезда в населенные пункты РФ, которые располагаются в непосредственной близости от российско-китайской границы». Из этого можно сделать вывод, что выдвинутое против ученого обвинение связано с передачей секретной информации именно в КНР.

Стоит отметить, что развитию сотрудничества России с Китаем в области самолетостроения на сайте МАИ посвящено довольно много информации. Так, институт взаимодействует с крупнейшей авиационно-космической корпорацией Китая — компанией COMAC. А с осени 2016-го МАИ запустил серию лекций и мастер-классов для сотрудников китайской авиакорпорации. Также у МАИ имеется версия сайта на китайском языке.

Адвокат Воробьева Иван Полев не ответил на вопрос Business FM о том, касалось ли выдвинутое против его подзащитного обвинение передачи сведений Китаю. «Единственное, что могу сказать, приговор будем обжаловать. Вину он не признавал», — сказал защитник. От дальнейших комментариев он воздержался, сославшись на то, что пока не получил судебный акт.

Из судебных решений по делу Воробьева следует, что защита на протяжении следствия неоднократно ходатайствовала об освобождении фигуранта из-под стражи, предлагая, в частности, домашний арест. Его адвокаты ссылались на то, что их доверитель «исключительно положительно характеризуется», имеет место жительства в Москве, трудоустроен, у него трехлетняя дочь, которая страдает заболеваниями, а также престарелая мать, нуждающаяся в стороннем уходе. К тому же состояние здоровья обвиняемого в условиях СИЗО значительно ухудшилось. Однако ученому отказали в смягчении меры пресечения.

Радиостанция Business FM направила запрос в МАИ, чтобы узнать, какую позицию занимает вуз относительно обвинения против своего сотрудника, а также выяснить, числится ли он до сих пор в штате института. В отделе по связям с обществнностью МАИ сообщили, что Воробьев с 30 июня 2019 года сотрудником вуза не является. На другие вопросы там не ответили.

На сайте МАИ отсутствует информация об увольнении ученого. Там указано, что Воробьев Алексей Геннадиевич — кандидат технических наук, доцент кафедры «Ракетные двигатели». Он начал работать по специальности в 2008 году. Преподавал дисциплину «расчет и проектирование ЖРД, общая теория авиационных и ракетных двигателей». Его специальность — «техносферная безопасность». На счету Воробьева около десятка научных публикаций, посвященных ракетным двигателям.

Адвокат Иван Павлов, специализирующийся на защите обвиняемых в госизмене и возглавляющий правозащитную «Команду 29», отмечает, что с 2015 года наблюдается «вспышка дел о госизмене». А поскольку ученые входят в так называемую группу риска, их привлекают чаще всего.

Иван Павлов адвокат «Это люди, которые оперируют информацией и имеют какие-то контакты за рубежом — взаимодействуют с коллегами, ездят на конференции, выступают с докладам на семинарах и контактируют с зарубежными научным центрами. И это, конечно, может интерпретироваться как передача информации».

Эксперт назвал существующее законодательство «резиновым», отметив, что «сейчас под гостайну может попасть что угодно, даже совершенно безобидные сведения, которые при желании можно подтянуть под перечень сведений, подлежащих засекречиванию».

Павлов отмечает увеличение активности органов безопасности. Он связывает это с желанием силовиком продвинуться по службе. По его данным, если до 2015 года в России в год выносили по два-три приговора по этой статье, то теперь — около 15.

«Думаю, что в последние годы расплодились не те, кто хочет продать родину, а те, кто за ними охотится. Если невозможно поймать настоящего шпиона, то его обязательно надо выдумать. И ученые, к сожалению, легкая добыча, которую эксплуатируют недобросовестные, на мой взгляд, чекисты, привлекая иногда пожилых ученых».

Павлов вспомнил дело президента Арктический академии, бывшего офицера ВМФ, профессора и доктора технических наук 78-летнего Валерия Митько. Летом 2020 года его задержали и поместили под домашний арест по делу о госизмене (ст. 275 УК РФ). Его обвиняют в передаче закрытой информации Китаю. В одном ряду с ним стоит дело 76-летнего сотрудника Центрального научно-исследовательского института машиностроения (ЦНИИмаш) физика Виктора Кудрявцева. Ему вменяют передачу секретных данных о гиперзвуковых технологиях бельгийскому институту, с которым сотрудничало Минобороны. После года нахождения в СИЗО Кудрявцева в сентябре 2019 года перевели под домашний арест.

Павлов назвал назначенное Алексею Воробьеву наказание «запредельным». Он считает, что сотрудники спецслужб просто «распугивают ученых», которых и так, по данным Российской академии наук, с 2012 года стало в пять раз больше уезжать за рубеж.

Заведующий Центром глобальных исследований и международных отношений Дипломатической академии МИД, консультант ПИР-Центра Вадим Козюлин не согласен с этой точкой зрения. Он убежден, что активность силовиков объясняется национальными интересами. Вот как эксперт прокомментировал ужесточение контроля за российско-китайским сотрудничеством в области военных технологий:

Вадим Козюлин заведующий Центром глобальных исследований и международных отношений Дипломатической академии МИД, консультант ПИР-Центра «К Китаю довольно долго относились спокойно. Китай этим пользовался и привлекал наших ученых, которые уезжали туда читать лекции либо частным порядком, либо подписывая договоры от институтов. И к этому достаточно долго легко относились, пока Китай не набрал военно-технологическую силу и не стал серьезным игроком на мировой арене. И тут возникает снова тема китайской угрозы, которая лет десять назад сошла на нет, хотя до этого российские военные опасались угрозы с Востока. Сейчас, когда вырастает новый военный монстр, это становится довольно серьезным и к этому стали серьезнее относится. И режим стал жестче не столько к Китаю, а вообще к утечке российских технологий. А что касается ракетных двигателей, то эта тема особенно острая, и тут у России не просто национальные интересы, но и международные обязательства, режим РКРТ — режим, запрещающий экспорт и готовой продукции, и определенных технологий, пригодных для изготовления ядерного оружия. И похоже, что период прохладного отношения к Китаю закончился».

По закону апелляцию Алексей Воробьев может подать в течение десяти суток со дня вынесения приговора. Ее рассмотрит Первый апелляционный суд.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх