Салин: ФБК фактически приговорен к уничтожению

Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального внесен в реестр «иностранных агентов», так как получает финансирование из США и Испании, уточняется на сайте Минюста

Обновлено в 16:37

Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального с 9 октября внесен в реестр «иностранных агентов», говорится в сообщении на сайте Минюста. Согласно ему, ФБК признан иноагентом по итогам проверок деятельности фонда столичными сотрудниками ведомства.

На сайте Минюста в качестве источников финансирования ФБК указаны Star-Doors.

Com из США и Roberto Fabio Monda Cardenas из Испании. Как уточнил «Интерфаксу» представитель министерства Владимир Титов, ФБК получил от них деньги на общую сумму 140 тысяч рублей.

Статус иноагента накладывает обязанность дополнительной отчетности, что сильно ограничит деятельность организации, говорит директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин.

Павел СалинПавел Салин директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ «Прежде всего она везде, во всех своих публичных коммуникациях обязана указывать, что является иностранным агентом. Когда принимался закон, расчет делался на то, что словосочетание «иностранный агент» будет создавать эффект недоверия у аудитории и повышенную отчетность. Таким образом, иностранные агенты находятся под гораздо более пристальным вниманием контролирующих органов, чем другие НКО, они обязаны отчитываться чаще и по большему количеству параметров. Это что касается формальных последствий. Что касается неформальных последствий, это в очередной раз подтверждает, что ФБК оказался в перекрестье прицела, то есть фактически он приговорен к уничтожению. Но об этом стало ясно и раньше, до того как его внесли в список иноагентов. Когда стало известно, что сформирована беспрецедентно большая следственная группа по поводу расследования эпизода с якобы имевшим место отмыванием денег, когда прошли обыски в офисах ФБК сразу в 41 регионе, сразу стало ясно, что власти ФБК приговорили, поэтому здесь ничего нового нет».

Сотрудники ФБК, в том числе сам Алексей Навальный, Иван Жданов и Кира Ярмыш, в соцсетях пишут, что организация никогда не получала финансирования из-за рубежа, а пожертвования были исключительно от российских граждан.

Впрочем, после официального внесения в реестр фонд вряд ли уже сможет снять с себя статус иноагента, что доказывает опыт «Левада-центра», отмечает эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов.

— Власть достаточно четко демонстрирует нам стратегию по ресурсному и организационному удушению одной из самых эффективных структур несистемной оппозиции накануне большого избирательного цикла, связанного с выборами в Госдуму.

— Сейчас сотрудники говорят о том, что не было зарубежного финансирования. Как-то смогут они это доказать, что-то сделать с этим статусом?

— Это не имеет большого значения. Мы же видели другие истории, мы видели историю с «Левада-центром», историю с журналом The New Times, там было тоже много вопросов к власти, в том числе и с точки зрения доказывания источников иностранного финансирования и вообще правомерности соответствующих решений. Как и в этих историях, мы видим скорее не юридическую, а политическую логику, и в истории с ФБК мы тоже видим политическую логику, так что соответствующие аргументы здесь не самое главное. Если в части «московского дела» власти все-таки применяют комплексную стратегию — смягчают приговоры, закрывают некоторые дела и вообще стараются быстрее удалить этот прецедент из общественного сознания, то на ФБК навалились всем миром, и ФБК хотят такими жесткими и решительными действиями лишить организационной состоятельности и ресурсной базы.

Как заявил пресс-секретарь президента, в Кремле нет позиции по включению ФБК в список иноагентов. «У Кремля нет позиции, Кремль не выносит подобных решений, это прерогатива Минюста», — заявил Дмитрий Песков.

 

Источник ➝

Есть ли шансы у Ассанжа избежать пожизненного заключения?

В Лондоне начался процесс по экстрадиции основателя WikiLeaks в США, где ему грозит до 175 лет тюрьмы. На предварительном слушании он заявил, что отказывается «согласиться на экстрадицию за журналистскую работу, которая принесла много наград и защитила многих людей»

Сам процесс об экстрадиции в Великобритании, как правило, происходит достаточно быстро — за два-три дня. Иногда для предоставления дополнительных доказательств он может быть отложен еще на месяц. Затем еще несколько месяцев судья может готовить решение.

При этом надо подчеркнуть, что сама экстрадиция — это административная процедура, которая исполняется министерством внутренних дел, а суд лишь подтверждает или не подтверждает ее законность.

Если Фемида придет к выводу, что в американском суде Ассанжу будет обеспечено право на справедливое разбирательство, решение лондонского правосудия, скорее всего, будет не в пользу основателя WikiLeaks. Однако один из адвокатов Джулиана Ассанжа, Эрик Дюпонд-Моретти, заявил, что он собирается подать лично французскому президенту Эммануэлю Макрону ходатайство о предоставлении убежища. Эту инициативу уже поддержали французские коммунисты и правоцентристы. Одновременно с этим ряд НКО подали аналогичную просьбу к Швейцарии.

Маловероятно, что подобная схема сработает, но для Ассанжа это может стать последней надеждой, считает управляющий партнер лондонского адвокатского бюро «Гладышев и партнеры» Владимир Гладышев.

Владимир Гладышев управляющий партнер лондонского адвокатского бюро «Гладышев и партнеры» «Сказать, что человек находится не под юрисдикцией английского суда, а под юрисдикцией французского президента, это такой шаг отчаяния, поскольку серьезных оснований препятствовать экстрадиции Ассанжа нет. Это очень креативная схема. Есть основание просить суд в таком случае его не экстрадировать, потому что он находится под защитой другого государства. Но даже если Макрон примет такое решение, не факт, что это решение как-то повлияет на английского судью. Мы тут вступаем в серую зону, где есть творчество английских барристеров, но нет четких указаний закона».

Поскольку в законе нет четкого определения того, что можно и нужно делать, а сторона, предоставившая убежище, наверняка будет ссылаться на различные международные конвенции, суд теоретически может проявить то, что называется «принципом доброй воли и уважения иного государства». И тут открывается широкое поле для различных политических маневров и комбинаций. Ведь Великобритании после Brexit приходится во многом заново выстраивать отношения и с США, и с Евросоюзом. Говорит генеральный директор исследовательской компании Europe Insight Андрей Куликов.

Андрей Куликов генеральный директор исследовательской компании Europe Insight «Дело резонансное, пересекается множество интересов, государственных и частных, общественных. Великобритания помимо переговоров с США будет вести переговоры с Евросоюзом. В принципе, если Макрон выступит с такой просьбой, то потенциально это может заинтересовать британскую сторону в обмен на какие-то договоренности в рамках переговоров в будущих отношениях с Евросоюзом в целом. Учитывая, что Франция занимает принципиальную позицию — более жесткую, чем другие страны Евросоюза».

Ранее Парламентская ассамблея Совета Европы напомнила, что задержание и уголовное преследование Ассанжа создали опасный прецедент для журналистов. Сейчас практически все международные правозащитные организации выступают против его экстрадиции. И любое решение наверняка окажет влияние на британскую и европейскую политику.

Первое ходатайство о предоставлении убежища Ассанжу во Франции было подано его бывшим юрконсультантом Хуаном Бранко, который в последнее время стал дополнительно известен как адвокат российского аукциониста Петра Павленского и косвенный участник недавнего политического скандала. Тогда это ходатайство было отклонено.

 

В TikTok распространяется новый опасный тренд среди детей

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх