«Видимо, там уже бьют копытом какие-то инвесторы». Новые истории из московской деревни Терехово

Деревня идет под снос, потому что на этом месте хотят построить транспортно-пересадочный узел. У Валентины Зайцевой дом снесли без предупреждения

На этой неделе в Терехове дом пенсионерки Раисы Полотеровой снесли у нее на глазах. Она была прописана в доме свекра, но прав наследования у нее не имелось. В итоге женщине все же предоставили квартиру в Некрасовке. Но истории других жителей Терехова далеки от завершения.

У Валентины Зайцевой в Терехове был дом, он ей достался по праву наследования. В собственность он оформлен не был.

В мае дом снесли без предупреждения, не показав никаких документов. Осталась лишь часть фундамента, рассказывает Валентина.

«Все документы у нас есть: свидетельство о наследстве, регистрация в БТИ, кадастровые номера, выданные Росреестром. Но от нас отмахиваются, отписываются. Компенсации никто не предлагал. Мы обращаемся в правительство Москвы, через депутата писали, обратились к Москальковой, по правам человека — никакой реакции. Для нас это было как ушат холодной воды, их действия. Наш дом использовался уже как дача».

Сейчас Валентина обновляет документы по дому. Последнее решение Росреестра — отказать в регистрации права собственности. Женщина готовит иск.

А вот Ирина Аггеева и ее сын Андрей Монахов уже судятся с департаментом городского имущества с лета прошлого года. Сын был собственником половины дома в Терехове, это имущество — наследство от умершего отца. В конце января дом также снесли, продолжает Ирина Аггеева.

«С вещами, оба домашних животных погибли. Дело слушается в Хорошевском суде. По части дома, по земельному участку формально статус «спорный» у объекта недвижимости. Стоимость имеет там только земля, больше ничего. Все наши дома, хуже или лучше, несколько миллионов. Видимо, там уже бьют копытом какие-то инвесторы, это все скрыто, мы не знаем, что там будет, это абсолютно незастроенная территория, поэтому говорить о ТПУ смехотворно. Сначала застроить нужно, прежде чем говорить о каких-то там транспортно-пересадочных узлах. Я поверить не могу, что это все происходит. 2020 год, Москва».

Герои историй говорят: в сносе задействовано ГКУ «Управление подготовки территорий». На запрос Business FM в этой структуре на момент публикации материала не ответили.

Юридическим обоснованием для изъятия домов является постановление правительства Москвы «Об изъятии для госнужд объектов недвижимости для строительства транспортно-пересадочного узла на территории поймы» от 2016 года, говорит директор юридического агентства «Абгарян и партнеры» Акоп Абгарян.

Акоп Абгарян директор юридического агентства «Абгарян и партнеры» «Правовой механизм решения данной проблемы — как раз оспаривание данного нормативного акта. А те люди, которые уже пострадали, их дома уже снесены, им однозначно необходимо будет восстанавливать права на данные объекты недвижимости в судебном порядке, ну и говорить уже о необходимости установления той компенсации, проведении судебно-оценочной экспертизы по данным объектам по той ситуации, которая у одного из пострадавших, где выдано свидетельство о праве на наследство, но не зарегистрировано в БТИ. БТИ распоряжалось объектом недвижимости, у него функции Регпалаты до 2001 года. Если даже у них зарегистрирована собственность в БТИ до 2001 года, это никоим образом не лишает прав на восстановление и защиту своих прав».

Жителям Терехова помогают в комиссии Мосгордумы по градостроительству. Там говорят: основная беда Терехова в том, что всем занижают стоимость участков по суду. К процессу привлекают только две оценочные компании, притом что приблизительная стоимость участка с домом там в районе 100 млн рублей.

 

Источник ➝

Скринлайф: вынужденная мера или новая реальность?

Короткометражка «Удаленка» стала победителем конкурса «Истории карантина» Тимура Бекмамбетова. Это первый фильм, который был снят и смонтирован онлайн. Какие еще коррективы вносит самоизоляция в работу киноиндустрий?

Короткометражный фильм «Удаленка» стал первым победителем проекта Тимура Бекмамбетова «Истории карантина». По сюжету сотрудники фирмы отправлены на удаленку, и начальница, которую играет звезда «Интернов» Светлана Камынина, пытается мотивировать их работать эффективней. Действие разворачивается во время видеосовещания в Zoom, которое неожиданно пошло не так.

Примечательно, что фильм «Удаленка» и сам снят удаленно.

Режиссер Аксинья Гог и продюсеры взаимодействовали с актерами исключительно онлайн. Это было сложно, говорит продюсер ParaSHOOT Film Ника Жизневская.

Ника Жизневская продюсер ParaSHOOT Film «Задействованыв этом коротком метре семь актеров, мы включали их из шести разных точек, из их квартир. Соответственно, мы находились в другом месте, и все эти точки принимали. Это было и технически сложно, также это было сложно из-за отсутствия личного общения режиссера с актерами, и актеров между собой, как обычно это происходит на съемочной площадке, потому что каждый сидит у себя дома, перед компьютером, а нужно создать некую историю — это комедия, это должно быть смешно, это должно быть органично. Нет личного контакта, нет химии, которая обычно бывает на площадке. Но мы стараемся получить новый опыт, стараемся это преодолеть».

«Удаленка» снималась в рамках проекта «Истории карантина» студии Bazelevs Тимура Бекмамбетова. Главным условием конкурса был формат скринлайф, когда действие фильма разворачивается на экране компьютера или смартфона. Сам Бекмамбетов рассказал Business FM, что народ откликнулся на участие очень резво. То ли тема волнующая, то ли людям и вправду делать нечего, смеется режиссер. Всего было прислано 50 заявок, среди которых были как готовые фильмы, так и сценарии и просто идеи. «Удаленка» стала актуальна и для Бекмамбетова. Находясь в Казани, он руководил съемками в Петербурге онлайн. Для традиционного кино это непросто, признается режиссер.

Тимур БекмамбетовТимур Бекмамбетов режиссер, продюсер «Я снимал фильм «Фау-2. Побег из ада», там сигнал приходил в хорошей системе связи, я видел все камеры, которые были направлены на актеров. Все равно есть некий барьер, ты не там. Ты не можешь вскочить с кресла, побежать к актеру и что-то объяснить ему. Но, тем не менее, мы делали это, это можно, бесспорно это станет частью кинопроцесса. Но, если говорить о скринлайф фильме, где мы видим, как герой двигает мышкой, печатает текст или «серфит» в интернете, мы никогда не думали, что это и есть наша жизнь. Сейчас мы в этом все больше и больше убеждаемся. В создании скринлайф фильмов удаленная режиссура или удаленная актерская игра — это абсолютно органично».

Бекмамбетов называет скринлайф героем нашего времени. И дело не в коронавирусе и самоизоляции. Его студия Bazelevs применяет такой формат уже семь лет. «Фау» вообще параллельно снимается вертикальным кадром — эдакий инстаграм-кинематограф — на смартфоне смотреть — самое то. Сейчас скринлайф актуализировался, но в будущем его популярность будет только расти, считает Бекмамбетов. С ним согласен кинокритик проекта The City Егор Москвитин.

Егор Москвитин кинокритик проекта The City «Чем чаще люди оказываются в ситуациях, когда их жизни фиксируются видеорегистрациями, тем интереснее потом на эту жизнь смотреть со стороны. Поэтому скринлайф продолжает набирать обороты. И возможно именно сейчас, благодаря тому, что все сидят по домам, этот жанр как-то еще больше станет актуальным. Кроме эргономичности и оперативности производства, скринлайф еще и очень эмоциональная штуковина, потому что он передает информацию именно так, как мы привыкли ее фиксировать».

На днях «Яндекс» покажет свой сериал «Алиса» — историю, целиком снятую на камеру наблюдения «Яндекс. Такси». Год назад одной из сенсаций стал похожий австралийский сериал «Дневник водителя Uber». А российская картина «Смерть нам к лицу», полностью снятая на смартфон, победила на кинофестивале «Окно в Европу». Но каким бы прогрессивным ни был скринлайф, он не сможет вытеснить классический кинематограф, говорит режиссер Алексей Герман-младший.

Алексей Герман-младший режиссер «Это ровно такое же кино, как другое. Оно ничем не лучше и не хуже. Безусловно, оно не придет на замену классическому кино никогда. Как телевидение не вытеснило театр. Это возможно делать только когда у тебя маленький коллектив и ты снимаешь очень локальные сцены. Очень большой фильм — это как минимум всегда не меньше 80 человек. На больших картинах — это 200-500. Когда ты не находишься рядом с человеком, ты хуже его понимаешь, хуже видишь и ты меньше чувствуешь, как бы исходящее. Наверное, в среднем это не приведет к росту выразительности, скорее приведет к потере возможностей для режиссера».

Год назад скринлайф был творческим решением, сегодня — это вынужденная мера для кинематографистов. Станет ли этот формат новой реальностью в будущем или превратится в технологическую игрушку — покажет время.

 

Достаточны ли меры поддержки бизнеса? Комментарий Георгия Бовта

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх