Можно ли предотвратить немотивированные расстрелы? Комментарий Георгия Бовта

Массовый расстрел в США вызвал очередной всплеск настроений в пользу ужесточения контроля за огнестрелом. Будет ли Америка ограничивать свободу владения оружием и что говорит статистика о влиянии жесткости закона на количество преступлений против жизни?

В Америке случился очередной массовый расстрел. На сей раз в Калифорнии, в одном из баров бывший морской пехотинец 29-летний Йен Дэвид Лонг устроил беспорядочную стрельбу во время танцев и убил 12 человек. Лонг несколько раз привлекал внимание полиции из-за «незначительных происшествий».

По некоторым данным, он страдал психическим расстройством. Президент Трамп уже выразил соболезнования семьям погибших, а также поблагодарил полицию, приехавшую на место преступления через три минуты. Повлияет ли очередной расстрел на свободу владения оружием в США? Комментирует Георгий Бовт:

Всякий раз после очередного массового расстрела в Америке происходит всплеск настроений в пользу ужесточения контроля за огнестрелом. И всякий раз такая волна быстро спадает. Так, после весеннего расстрела в одной из школ Флориды число сторонников ужесточения выросло до 67% населения, а к концу октября упало до 61%. И если среди республиканцев меньше половины поддерживают ужесточение в принципе, то у демократов таких 9 из 10.

Речь не идет об отмене второй поправки к конституции, гарантирующей свободное ношение оружия. Под ужесточением подразумевают лишь меры по усилению предварительного контроля покупателя оружия, меры по ограничению несанкционированного его использования, возможности запрета автоматического оружия.

Однако даже по последнему пункту среди американцев нет единодушия: большинство категорически против безусловного запрета такого «оружия нападения», но никак не самообороны. При этом лишь десятая часть американцев ставят проблему контроля над оружием на первое место среди других общенациональных проблем.

Общество весьма скептически относится к тому, что новые запреты предотвратят новые массовые расстрелы: в это верит лишь пятая часть граждан. Нынешний расстрел, в котором был использован легально приобретенный пистолет «Глок-21» с увеличенным магазином, оказался 307-м случаем массовой стрельбы в Америке в 2018 году. А калифорнийский городок с экзотическим названием Thousand Oaks, то есть «Тысяча дубов», в рейтинге по безопасности числился на третьем месте в стране.

Однако сам принцип свободного владения оружием по-прежнему не подвергается сомнению на массовом уровне. Право на самооборону видится американцам одним из главных способов сокращения числа насильственных преступлений против личности. И именно вооруженные обыватели по-прежнему убивают больше преступников, чем полицейские. При том, что уровень убийств сильно отличается от штата к штату.

Например, он в 14 раз выше в Луизиане, чем в Нью-Гемпшире. Единых правил приобретения и хранения огнестрела на федеральном уровне нет, они сильно отличаются от штата к штату. Это касается и особенностей проверки покупателей, и разрешения на скрытое или открытое ношение, и типов разрешенного вооружения, и даже минимального возраста, когда можно его приобретать.

У нас часто очередные случаи массовых немотивированных расстрелов в Америке пытаются приспособить в качестве аргументов в российских спорах по поводу ужесточения контроля за оборотом оружия. Разумеется, каждый такой случай по-своему ужасает и провоцирует желание каких-то немедленных действий для того, чтобы предотвратить такие трагедии раз и навсегда. Другой вопрос, возможно ли это в принципе в современном обществе? К тому же то, что годится для Америки, далеко не всегда годится для нас. И наоборот.

К примеру, на руках у американцев находятся более 300 миллионов легальных стволов, у нас — немногим более пяти миллионов. В Штатах огнестрельное оружие имеется в доме у 40% семей. При этом, несмотря на участившиеся случаи массовых расстрелов, число насильственных преступлений и убийств в последнее время по стране в целом неуклонно сокращается. В прошлом году число убийств на 100 тысяч населения составило 5,3 случая. В несколько раз больше, чем в любой стране ЕС. Однако ниже среднемирового уровня, составляющего 6,5 случаев на 100 тысяч населения.

Российские законы владения огнестрелом не в пример жестче американских. Число насильственных преступлений и убийств в нашей стране в последние годы снижается. Тем не менее, случаев убийств на 100 тысяч населения у нас сейчас примерно в полтора раза больше, чем в Америке. В прошлом году в США жертвами умышленных и непредумышленных убийств стали 17 238 человек.

В России, по данным МВД, убитыми значились 9738 человек. Однако это только те, кто пал от рук преступников, признанных судом убийцами. Если же взять всех погибших от рук преступников, то их число составило в 2017 году 29 324 человека. Так что, обсуждая всякий раз вопросы контроля за оружием и апеллируя именно к американским примерам, надо учитывать национальную специфику как их страны, так и нашей. А неуравновешенные психопаты найдутся везде.

 

Гражданина США отправили в СИЗО вместе с бывшей помощницей Дворковича

Оба проходят по делу о получении взятки в 4 млн рублей. Свою вину фигуранты отрицают. Выходец из России Джин Мирон Спектор связывает уголовное преследование с переделом на фармацевтическом рынке

Басманный суд Москвы 20 февраля вечером санкционировал арест гражданина США Джина Мирона Спектора, а также помощницы бывшего вице-премьера Аркадия Дворковича Анастасии Алексеевой. Последней инкриминируют получение взятки на сумму не менее 4 млн рублей в виде оплаты поездок за рубеж за лоббирование интересов производителей медпрепаратов.

Американцу вменяют посредничество. Оба фигуранта вину отрицают.

Уголовное дело, фигурантами которого стали 48-летний выходец из России Джин Мирон Спектор, а также россияне Анастасия Алексеева, Максим Якушин и Вадим Белоножко, было возбуждено 2-м отделом по расследованию особо важных дел Следственного комитета России днем 19 февраля по ч. 4 ст. 290 УК РФ («получение взятки в особо крупном размере»), ч. 4 ст. 291 УК РФ («дача взятки в особо крупном размере») и ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере»).

По версии следствия, в 2016 году директор по корпоративным вопросам ООО «Проммед ДМ» Максим Якушин (с 2014-го по 2017 год он занимал должность генерального директора ООО «Проммед Рус») при посредничестве советника гендиректора АО «Р-фарм» Вадима Белоножко и американского бизнесмена Джина Мирона Спектора дал взятку Анастасии Алексеевой.

В то время она являлась помощницей Аркадия Дворковича, занимавшего пост зампредседателя правительства. Со счетов подконтрольных коммерческих фирм Якушин оплатил Алексеевой и членам ее семьи новогоднюю поездку в Таиланд, а также отдых на майские праздники в Доминикане. Каждое турне обошлось не менее чем в 2 млн рублей.

В обмен чиновница «оказала содействие в рассмотрении вопроса о внесении изменений в приказ Минздрава на уровне правительства». Речь идет о приказе № 183н от 2014 года, которым был утвержден перечень лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учету.

В него было включено сильнодействующее вещество сибутрамин, входящее в лекарства для похудения «Редуксин» и «Редуксин Мет». Производителями последних выступали компании Якушина и Белоножко. Однако наличие в вышеназванных препаратах второго активного вещества — целлюлозы, не ограниченной в обороте, формально исключало их попадание в перечень, а также «обеспечивало им монопольное положение на рынке», говорится в материалах дела. Следствие полагает, что чиновница фактически пролоббировала интересы бизнесменов для того, чтобы их бизнес процветал.

Адвокат Спектора Михаил Ратнер рассказал Business FM, что его клиент — крупный бизнесмен, связанный с фармакологией, был задержан накануне в Санкт-Петербурге, где проживает вместе с женой и детьми. В тот же день, 19 февраля, следователи предъявили ему обвинение по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере») и доставили под конвоем в Москву.

Свою вину Спектор не признал. По словам защитника, его клиент был «шокирован» и удивлен выдвинутым обвинением, поскольку пять лет не общался с Анастасией Алексеевой, с которой познакомил Якушина и Белоножко.

«Даже если предположить, что Cпектор был замешан во всей этой истории, то неясно, для чего ему нужно было посредничество в даче взятки. Никакой выгоды для себя он не получил, он не является бенефициаром предприятий Якушина и Белоножко», — отметил Ратнер.

Последние также были задержаны 19 февраля и допрошены в качестве подозреваемых. При этом Максим Якушин, который, по версии следствия, был организатором взятки, дал признательные показания, фактически написав явку с повинной. Он заявил, что мысль о взятке чиновнице не давала ему спокойно жить последние четыре года.

«В итоге я принял для себя решение, что готов раскаяться и сообщить об этих действиях правоохранительным органам, что я и сделал», — говорится в материалах дела. Бизнесмен сообщил, что его партнер Белоножко якобы не знал, что он проплатил отдых Алексеевой, и когда он сообщил ему об этом в конце 2019 года, тот был крайне недоволен.

Анастасия Алексеева до прихода в правительство была советником департамента социального развития и национальных приоритетов экспертного управления Кремля. После ухода от Аркадия Дворковича она работала в секретариате первого вице-премьера Антона Силуанова. Однако в ноябре 2018 года была уволена за слив служебной переписки прессе, писал РБК.

«Мой подзащитный не признает вину и считает дело политически мотивированным, связанным с переделом собственности на фармацевтическом рынке. А госпожа Алексеева, судя по всему, в этой истории стала разменной монетой», — сказал Business FM защитник Джина Мирона Спектора. Михаил Ратнер намерен обжаловать в Мосгорсуде решение Басманного суда, который по ходатайству следствия заключил его подзащитного под стражу до 19 апреля.

Анастасии Алексеевой, которой предъявили обвинение в получении взятки в особо крупном размере (ч. 4 ст. 290 УК РФ), была избрана аналогичная мера пресечения. При этом суд отклонил просьбу защиты о помещении женщины под домашний арест.

Что касается Максима Якушина и Вадима Белоножко, то пока не ясно, предъявили ли им обвинение. По закону это может быть сделано в течение 30 дней. С учетом их сотрудничества со следствием здесь могут быть разные варианты развития событий, включая прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и перевод в разряд свидетелей. Материалы об их аресте 20 февраля в суд не поступали. Однако следствие имеет право отпустить их и под подписку о невыезде.

 

Стрельба в Ханау: убийцей оказался невменяемый банковский служащий

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх