Из-за введения маркировки из российских магазинов может исчезнуть парфюмерия

Многие компании вообще могут начать выводить эту продукцию из своих линеек, а оставшаяся, возможно, подорожает

Ассортимент парфюмерной продукции может сократиться к концу года, а оставшиеся на рынке духи и туалетная вода могут подорожать. Об этом заявили в Российской парфюмерно-косметической ассоциации. Причина — новые правила маркировки. Они должны начать действовать с 1 декабря. Тестирование системы будет проходить с марта по ноябрь.

Производителей обяжут наносить на флаконы специальные знаки, содержащие криптокод.

Задача маркировки — защитить потребителей от подделок, а легального производителя или импортера — от репутационных издержек. Уникальный знак будет нанесен на каждую единицу продукции. Для того, чтобы это все сделать, российские и иностранные предприятия, компании-дистрибьютеры и розница должны будут обзавестись специальным оборудованием, программным обеспечением и задействовать дополнительную рабочую силу. То есть понести финансовые, временные и логистические затраты.

Многие компании будут сокращать или вообще выводить парфюм из своих линеек. Также отказываться от данной продукции может начать и неспециализированная розница. Кроме того, новые правила маркировки могут повысить и цены, считает исполнительный директор Российской парфюмерно-косметической ассоциации Александра Скоробогатова.

Александра Скоробогатова исполнительный директор Российской парфюмерно-косметической ассоциации «Все это приведет к тому, что мы будем видеть меньше парфюмерной продукции на полках. Какая то продукция полностью исчезнет, а то, что останется, естественно, подорожает. Но говорить о том, насколько эта цена повысится, пока сложно, потому что до сих пор нет никаких расчетов, ни законодательных каких-то основ, ни технологических и технических инструкций, как все это осуществлять. Но однозначно можно говорить, что для недорогой парфюмерии, которая стоит в пределах 500 рублей — это будет достаточно заметное повышение для потребителя. Но для какой то люксовой парфюмерии, которая стоит от 3000 рублей и выше — это будет менее заметно. Какие-то, например, бренды нишевой парфюмерии или парфюмерии, дополняющей, например, какие-то бренды одежды, она просто полностью исчезнет».

Сейчас больше вопросов, чем ответов, поскольку парфюмерный рынок еще даже не представляет, как будет работать новая система. Реальные затраты оценить пока невозможно, а также как это отразится на стоимости товаров. Но ассортимент, скорее всего, сократится, считает исполнительный директор Ассоциации производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии Петр Бобровский.

Петр Бобровский исполнительный директор Ассоциации производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии «На ценах — непонятно в данный момент, потому что, к сожалению, производители не знают, какая будет итоговая стоимость всей этой системы. А по поводу именно не перебоев, а сокращения ассортимента, действительно, есть такая вероятность, потому что есть какие-то более популярные наименования, есть менее популярные. Естественно, если какое-то наименование менее популярно, а расходы на его маркировку будут выше, чем получаемая выручка от продаж конкретного наименования, подчеркиваю, что не торговой марки, а именно вот конкретного товара, то, скорее всего, производитель такой товар перестанет поставлять. Будет поставлять только те товары, которые пользуются большим спросом».

Драматично введение маркировки только для серых игроков рынка, которые не смогут продавать в России нелегально ввезенный парфюм. Продажу тут же заблокирует касса. Покупатель же будет однозначно в выигрыше. Он всегда сможет проверить смартфоном цифровой код и отличить подделку. И никаких особых затрат на новую маркировку не потребуется, считает замгендиректора Центра развития перспективных технологий Реваз Юсупов.

Реваз Юсупов замгендиректора Центра развития перспективных технологий «Речь идет о тысячах евро на производственные линии, т. е. это возможные затраты, которые могут быть у бизнеса. Они пойдут на простые принтеры. Дополнительного какого-то оборудования, которое может изменить бизнес-процессы, для процесса маркировки не требуется. Мы не видим на сегодняшний день как оператор проекта никаких рисков, связанных с тем, что это как-то может повлиять на ассортимент или поставки продукции в Россию. Об этом говорят и пилотные проекты, которые проходят в других товарных группах. Легальные производители от этого только выигрывают, в силу того, что выравниваются конкурентные условия. А в первую очередь выигрывает потребитель, который в результате маркировки получает уверенность в том, что он приобретает то, за что платит. Для конечных потребителей, помимо защиты и безопасности, так же должна снизиться и стоимость на конечную продукцию. При консервативном сценарии, на 5-10%».

В то же время, по оценкам Российской парфюмерно-косметической ассоциации, один завод потратит на сами аппараты для маркировки и переоборудование всего технологического процесса на предприятии порядка 30 миллионов рублей. Для сравнения, выручка известного российского парфюмерного бренда «Новая заря» в 2017 году составила около 800 миллионов рублей.

 

Источник ➝

Гражданина США отправили в СИЗО вместе с бывшей помощницей Дворковича

Оба проходят по делу о получении взятки в 4 млн рублей. Свою вину фигуранты отрицают. Выходец из России Джин Мирон Спектор связывает уголовное преследование с переделом на фармацевтическом рынке

Басманный суд Москвы 20 февраля вечером санкционировал арест гражданина США Джина Мирона Спектора, а также помощницы бывшего вице-премьера Аркадия Дворковича Анастасии Алексеевой. Последней инкриминируют получение взятки на сумму не менее 4 млн рублей в виде оплаты поездок за рубеж за лоббирование интересов производителей медпрепаратов.

Американцу вменяют посредничество. Оба фигуранта вину отрицают.

Уголовное дело, фигурантами которого стали 48-летний выходец из России Джин Мирон Спектор, а также россияне Анастасия Алексеева, Максим Якушин и Вадим Белоножко, было возбуждено 2-м отделом по расследованию особо важных дел Следственного комитета России днем 19 февраля по ч. 4 ст. 290 УК РФ («получение взятки в особо крупном размере»), ч. 4 ст. 291 УК РФ («дача взятки в особо крупном размере») и ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере»).

По версии следствия, в 2016 году директор по корпоративным вопросам ООО «Проммед ДМ» Максим Якушин (с 2014-го по 2017 год он занимал должность генерального директора ООО «Проммед Рус») при посредничестве советника гендиректора АО «Р-фарм» Вадима Белоножко и американского бизнесмена Джина Мирона Спектора дал взятку Анастасии Алексеевой.

В то время она являлась помощницей Аркадия Дворковича, занимавшего пост зампредседателя правительства. Со счетов подконтрольных коммерческих фирм Якушин оплатил Алексеевой и членам ее семьи новогоднюю поездку в Таиланд, а также отдых на майские праздники в Доминикане. Каждое турне обошлось не менее чем в 2 млн рублей.

В обмен чиновница «оказала содействие в рассмотрении вопроса о внесении изменений в приказ Минздрава на уровне правительства». Речь идет о приказе № 183н от 2014 года, которым был утвержден перечень лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учету.

В него было включено сильнодействующее вещество сибутрамин, входящее в лекарства для похудения «Редуксин» и «Редуксин Мет». Производителями последних выступали компании Якушина и Белоножко. Однако наличие в вышеназванных препаратах второго активного вещества — целлюлозы, не ограниченной в обороте, формально исключало их попадание в перечень, а также «обеспечивало им монопольное положение на рынке», говорится в материалах дела. Следствие полагает, что чиновница фактически пролоббировала интересы бизнесменов для того, чтобы их бизнес процветал.

Адвокат Спектора Михаил Ратнер рассказал Business FM, что его клиент — крупный бизнесмен, связанный с фармакологией, был задержан накануне в Санкт-Петербурге, где проживает вместе с женой и детьми. В тот же день, 19 февраля, следователи предъявили ему обвинение по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере») и доставили под конвоем в Москву.

Свою вину Спектор не признал. По словам защитника, его клиент был «шокирован» и удивлен выдвинутым обвинением, поскольку пять лет не общался с Анастасией Алексеевой, с которой познакомил Якушина и Белоножко.

«Даже если предположить, что Cпектор был замешан во всей этой истории, то неясно, для чего ему нужно было посредничество в даче взятки. Никакой выгоды для себя он не получил, он не является бенефициаром предприятий Якушина и Белоножко», — отметил Ратнер.

Последние также были задержаны 19 февраля и допрошены в качестве подозреваемых. При этом Максим Якушин, который, по версии следствия, был организатором взятки, дал признательные показания, фактически написав явку с повинной. Он заявил, что мысль о взятке чиновнице не давала ему спокойно жить последние четыре года.

«В итоге я принял для себя решение, что готов раскаяться и сообщить об этих действиях правоохранительным органам, что я и сделал», — говорится в материалах дела. Бизнесмен сообщил, что его партнер Белоножко якобы не знал, что он проплатил отдых Алексеевой, и когда он сообщил ему об этом в конце 2019 года, тот был крайне недоволен.

Анастасия Алексеева до прихода в правительство была советником департамента социального развития и национальных приоритетов экспертного управления Кремля. После ухода от Аркадия Дворковича она работала в секретариате первого вице-премьера Антона Силуанова. Однако в ноябре 2018 года была уволена за слив служебной переписки прессе, писал РБК.

«Мой подзащитный не признает вину и считает дело политически мотивированным, связанным с переделом собственности на фармацевтическом рынке. А госпожа Алексеева, судя по всему, в этой истории стала разменной монетой», — сказал Business FM защитник Джина Мирона Спектора. Михаил Ратнер намерен обжаловать в Мосгорсуде решение Басманного суда, который по ходатайству следствия заключил его подзащитного под стражу до 19 апреля.

Анастасии Алексеевой, которой предъявили обвинение в получении взятки в особо крупном размере (ч. 4 ст. 290 УК РФ), была избрана аналогичная мера пресечения. При этом суд отклонил просьбу защиты о помещении женщины под домашний арест.

Что касается Максима Якушина и Вадима Белоножко, то пока не ясно, предъявили ли им обвинение. По закону это может быть сделано в течение 30 дней. С учетом их сотрудничества со следствием здесь могут быть разные варианты развития событий, включая прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и перевод в разряд свидетелей. Материалы об их аресте 20 февраля в суд не поступали. Однако следствие имеет право отпустить их и под подписку о невыезде.

 

Стрельба в Ханау: убийцей оказался невменяемый банковский служащий

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх