«Последний оплот остался». Производители молока просят отменить лицензию на навоз

Почему власти требуют лицензию на навоз, сложно ли ее получить, как это сделать и что о проблеме думают сами фермеры?

Производители молока просят отменить лицензию на навоз. Об этом Союзмолоко написало в правительство, сообщили «Ведомости». Кроме того, бизнес просит в рамках регуляторной гильотины отменить и другие избыточные требования к молочникам.

«Абсурд!» — возмущается директор калужского крестьянско-фермерского хозяйства «НИЛ» Светлана Преображенская. Она недавно ездила в Европу, посмотреть, как работают коллеги.

«Вся Германия, вся Швейцария пахнут навозом», — рассказывает фермер. Там к естественному и экологически чистому удобрению относятся, как к золоту. И никому в голову не придет брать с аграриев деньги за лицензию на использование навоза, как это делается у нас, говорит Светлана Преображенская.

Светлана Преображенская директор крестьянско-фермерского хозяйства «НИЛ» «Пусть приедут к нам в деревню, посмотрят, как здесь люди живут, хоть элементарно. Они оторваны от жизни, раз принимают такие решения. Да они не знают, куда этот навоз деть. Лицензия! Спасибо, задаром приезжайте, забирайте. Какая лицензия? Я понимаю, лицензия на вид деятельности, который как-то чем-то нормируется, где требуется специальная квалификация. А здесь? У нас коров половины не осталось, какая лицензия?»

У слова «навоз» есть несколько известных всем синонимов. Но государство считает его отходами. У последних по закону определенный класс опасности, а значит, чтобы использовать навоз в качестве удобрений, нужна лицензия. Это требование ввели несколько лет назад.

Доля истины в этом есть, потому что продукты жизнедеятельности животных могут быть опасны для земли и воды. Только какому нормальному фермеру или предприятию придет в голову что-то отравлять, когда навоз после годовой выдержки превращается в ценнейшее удобрение? Сама лицензия недорогая, но получить ее очень непросто, рассказывает исполнительный директор Национального союза производителей молока Артем Белов.

Артем Белов исполнительный директор Национального союза производителей молока «С одной стороны, если идти просто по процедуре и оценивать стоимость процедуры, то это очень недорого. Не думаю, что это больше нескольких десятков тысяч рублей. Но комплект документов, сама процедура и время приводят к тому, что даже не все компании, которые имеют экологов в штате, могут эту лицензию получить. А уж рассчитывать на то, что небольшой фермер, который имеет десять голов или 100 голов, например, получит лицензию на обращение с отходами… Ну вы представляете, что это такое? Вероятность того, что он сможет ее получить, очень низка».

Есть другой вариант — обратиться в специализированную компанию, продолжает Артем Белов. Там помогут получить документы. Вот только возьмут за это уже несколько миллионов рублей. Для обычного хозяйства в 100 голов — деньги неподъемные.

А ведь есть и другие требования, пишут производители. Например, система «Меркурий», где нужно регистрировать производимое молоко. Она, конечно, нужная — государство борется с фальсификатом. Но, как говорят фермеры, чтобы выполнить требования, им приходится либо отрывать от основной работы нескольких сотрудников, либо нанимать новых.

А скоро молоко придется еще и маркировать, что тоже потребует затрат, притом что маркировка будет дублировать уже существующую систему, говорят предприниматели. Business FM спросила о других проблемах тверского фермера Эдуарда Ястребова. Но узнав от радиостанции о том, что на навоз нужна лицензия, фермер не нашелся, что сказать.

«Прекрасно, я считаю, прекрасно! На то, чтобы вывезти навоз с поля, нужна лицензия или это должна делать какая-то специализированная навозная организация? А как они это видят? Я даже боюсь еще какую-либо проблему придумать. Потому что, кроме проблемы с навозом в сельском хозяйстве, никакая проблема больше в голову не идет, потому что их нет просто. Последний оплот остался».

Минприроды, правда, уже объясняло, что если бизнес выполняет все санитарные правила, то ему необязательно получать лицензию на навоз. Но, кажется, у этого органа и тех, кто непосредственно надзирает над аграриями, разные представления. У контролеров есть федеральный документ об отходах производства и потребления, и они имеют право оштрафовать предприятие или фермера за то, что у него нет лицензии.

Причем штрафы, как говорят в Союзмолоко, могут доходить до десятков миллионов рублей, что может разорить даже довольно крупное предприятие. Но проверяющие будут чувствовать свою правоту, ибо следуют букве «навозного закона».

 

Источник ➝

Гражданина США отправили в СИЗО вместе с бывшей помощницей Дворковича

Оба проходят по делу о получении взятки в 4 млн рублей. Свою вину фигуранты отрицают. Выходец из России Джин Мирон Спектор связывает уголовное преследование с переделом на фармацевтическом рынке

Басманный суд Москвы 20 февраля вечером санкционировал арест гражданина США Джина Мирона Спектора, а также помощницы бывшего вице-премьера Аркадия Дворковича Анастасии Алексеевой. Последней инкриминируют получение взятки на сумму не менее 4 млн рублей в виде оплаты поездок за рубеж за лоббирование интересов производителей медпрепаратов.

Американцу вменяют посредничество. Оба фигуранта вину отрицают.

Уголовное дело, фигурантами которого стали 48-летний выходец из России Джин Мирон Спектор, а также россияне Анастасия Алексеева, Максим Якушин и Вадим Белоножко, было возбуждено 2-м отделом по расследованию особо важных дел Следственного комитета России днем 19 февраля по ч. 4 ст. 290 УК РФ («получение взятки в особо крупном размере»), ч. 4 ст. 291 УК РФ («дача взятки в особо крупном размере») и ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере»).

По версии следствия, в 2016 году директор по корпоративным вопросам ООО «Проммед ДМ» Максим Якушин (с 2014-го по 2017 год он занимал должность генерального директора ООО «Проммед Рус») при посредничестве советника гендиректора АО «Р-фарм» Вадима Белоножко и американского бизнесмена Джина Мирона Спектора дал взятку Анастасии Алексеевой.

В то время она являлась помощницей Аркадия Дворковича, занимавшего пост зампредседателя правительства. Со счетов подконтрольных коммерческих фирм Якушин оплатил Алексеевой и членам ее семьи новогоднюю поездку в Таиланд, а также отдых на майские праздники в Доминикане. Каждое турне обошлось не менее чем в 2 млн рублей.

В обмен чиновница «оказала содействие в рассмотрении вопроса о внесении изменений в приказ Минздрава на уровне правительства». Речь идет о приказе № 183н от 2014 года, которым был утвержден перечень лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учету.

В него было включено сильнодействующее вещество сибутрамин, входящее в лекарства для похудения «Редуксин» и «Редуксин Мет». Производителями последних выступали компании Якушина и Белоножко. Однако наличие в вышеназванных препаратах второго активного вещества — целлюлозы, не ограниченной в обороте, формально исключало их попадание в перечень, а также «обеспечивало им монопольное положение на рынке», говорится в материалах дела. Следствие полагает, что чиновница фактически пролоббировала интересы бизнесменов для того, чтобы их бизнес процветал.

Адвокат Спектора Михаил Ратнер рассказал Business FM, что его клиент — крупный бизнесмен, связанный с фармакологией, был задержан накануне в Санкт-Петербурге, где проживает вместе с женой и детьми. В тот же день, 19 февраля, следователи предъявили ему обвинение по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере») и доставили под конвоем в Москву.

Свою вину Спектор не признал. По словам защитника, его клиент был «шокирован» и удивлен выдвинутым обвинением, поскольку пять лет не общался с Анастасией Алексеевой, с которой познакомил Якушина и Белоножко.

«Даже если предположить, что Cпектор был замешан во всей этой истории, то неясно, для чего ему нужно было посредничество в даче взятки. Никакой выгоды для себя он не получил, он не является бенефициаром предприятий Якушина и Белоножко», — отметил Ратнер.

Последние также были задержаны 19 февраля и допрошены в качестве подозреваемых. При этом Максим Якушин, который, по версии следствия, был организатором взятки, дал признательные показания, фактически написав явку с повинной. Он заявил, что мысль о взятке чиновнице не давала ему спокойно жить последние четыре года.

«В итоге я принял для себя решение, что готов раскаяться и сообщить об этих действиях правоохранительным органам, что я и сделал», — говорится в материалах дела. Бизнесмен сообщил, что его партнер Белоножко якобы не знал, что он проплатил отдых Алексеевой, и когда он сообщил ему об этом в конце 2019 года, тот был крайне недоволен.

Анастасия Алексеева до прихода в правительство была советником департамента социального развития и национальных приоритетов экспертного управления Кремля. После ухода от Аркадия Дворковича она работала в секретариате первого вице-премьера Антона Силуанова. Однако в ноябре 2018 года была уволена за слив служебной переписки прессе, писал РБК.

«Мой подзащитный не признает вину и считает дело политически мотивированным, связанным с переделом собственности на фармацевтическом рынке. А госпожа Алексеева, судя по всему, в этой истории стала разменной монетой», — сказал Business FM защитник Джина Мирона Спектора. Михаил Ратнер намерен обжаловать в Мосгорсуде решение Басманного суда, который по ходатайству следствия заключил его подзащитного под стражу до 19 апреля.

Анастасии Алексеевой, которой предъявили обвинение в получении взятки в особо крупном размере (ч. 4 ст. 290 УК РФ), была избрана аналогичная мера пресечения. При этом суд отклонил просьбу защиты о помещении женщины под домашний арест.

Что касается Максима Якушина и Вадима Белоножко, то пока не ясно, предъявили ли им обвинение. По закону это может быть сделано в течение 30 дней. С учетом их сотрудничества со следствием здесь могут быть разные варианты развития событий, включая прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и перевод в разряд свидетелей. Материалы об их аресте 20 февраля в суд не поступали. Однако следствие имеет право отпустить их и под подписку о невыезде.

 

Стрельба в Ханау: убийцей оказался невменяемый банковский служащий

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх