Рауль Арашуков: «Я никак не могу понять, откуда появился 31 млрд рублей?»

Отец сенатора от КЧР Рауль Арашуков в апелляции никак не мог взять в толк, как следствие рассчитало сумму хищений, и просил отпустить его из «Лефортово». «Я за собой ничего не чувствую», — заявил он, но на волю все же не вышел

Мосгорсуд отказался освободить из СИЗО Рауля Арашукова, отца сенатора от Карачаево-Черкесии Рауфа Арашукова. Следствие считает его организатором преступного сообщества, которое за последние 17 лет похитило у «Газпрома» газ на сумму более 31 млрд рублей. Доводы защиты о том, что ПАО до сих пор не признали потерпевшим, а подозреваемый готов дать следователю все пояснения, не помогли.

Как и уверения самого подозреваемого о том, что он никуда не скроется и был в курсе готовящегося задержания.

Назначенное на 12:45 слушание по жалобам защитников Рауля Арашукова началось с задержкой в три часа. Ходатайствовать о доставке фигурант не стал, а все комнаты для трансляций в «Лефортово» оказались заняты. Поэтому «газовому королю» (так главу клана Арашуковых окрестили в СМИ) пришлось ждать своей очереди.

Его защитники Владимир Постанюк, Сергей Шишов и Екатерина Малиновская просили отменить решение Басманного суда столицы, который 31 января отправил их клиента в СИЗО на два месяца. Они утверждали, что суд первой инстанции принял необоснованное решение, положившись на оперативные справки ФСБ. Последние гласили, что в случае если подозреваемого оставить на свободе, он скроется или станет давить на свидетелей. По мнению адвокатов, также судья не проверила обоснованность выдвинутых против Арашукова подозрений, поверив следователю на слово. Последний, указали в своих жалобах адвокаты, не представил в суд ни единого протокола допроса свидетелей, которые бы уличали их клиента в преступлениях.

Дело без потерпевшего

Выступая в Мосгорсуде, Владимир Постанюк настаивал, что оснований для избрания его клиенту вообще какой-либо меры пресечения не было. Как и причин для его задержания 30 января в офисе «Газпрома» в Санкт-Петербурге. «Он спокойно трудился у себя в кабинете, к нему приехали и увезли его», — возмутился защитник.

Он обратил внимание суда на то, что его клиенту до сих пор не предъявили официального обвинения. В постановлении же о возбуждении дела содержатся весьма размытые формулировки, из которых неясно, в чем именно Арашукова подозревают. «Ему до сих пор не сказано, в чем же реально он обвиняется, что же он реально совершил? Он говорит: «Пусть следователь придет, я отвечу на все вопросы!» — убеждал суд защитник.

Постанюк заметил, что с 2002 года, когда, по версии следствия, его клиент создал организованное преступное сообщество, он неоднократно «мог убежать и замести следы преступления». «Однако этого не произошло. Почему же в 2019 году мы полагаем, что он может скрыться?» — негодовал адвокат. Он добавил, что один из фигурантов дела действительно его племянник, но это не свидетельствует о преступном сговоре. «У нас, что, наличие племянников является преступлением? — вопрошал адвокат. — У меня у самого есть племянники, они прекрасные люди!»

Другой защитник подозреваемого Сергей Шишов сделал упор на то, что его клиенту вменяют совершение преступлений в сфере предпринимательской деятельности, а по данной категории арест запрещен. К тому же следствие хоть и заявило о нарушении прав «Газпрома», но до сих пор не признало компанию потерпевшим по делу. «Если ПАО «Газпром» не предъявляет претензий, о чем мы говорим?» — задал он риторический вопрос. Адвокат также добавил, что после задержания и краткого допроса его клиент был лишен возможности дать развернутые показания.

Непонятная арифметика

Сам Рауль Арашуков просил Мосгорсуд изменить ему меру пресечения: перевести из СИЗО под домашний арест или выпустить под залог. «Я сам не знаю, за что сижу», — печально заметил он. Подозреваемый поведал, что лишь десять месяцев проработал в Дагестане. «За десять месяцев республика потребила газа на 2 млрд кубов стоимостью 12 млрд рублей. Из них 1,5 млрд рублей они заплатили, долг составлял 500 млн. Это при мне, за десять месяцев моей работы. А они мне 31 млрд предъявляют, что я как-то присвоил. Я никак не могу понять, откуда 31 млрд появился? Как можно это на меня повесить? Я себя виновным не считаю, за мной ничего нет!» — произнес он гневную речь.

Фигурант заявил, что уже 25 января якобы знал, что вскоре планируется задержание его и его сына, сенатора от КЧР Рауфа Арашукова. «Я был в Пятигорске, ко мне прилетели и сказали: «30-го числа тебя и твоего сына арестуют». Я сказал, что совершенно ничего за собой не нахожу и не чувствую», — поведал подозреваемый. Он отверг доводы следствия том, что он скроется, если его освободить, сказав, что это «исключается». При этом Арашуков убеждал следователя подъехать к нему для допроса в «Лефортово» «хотя бы на пять минут». «Я вам дам всю информацию, чтобы вы поняли, что происходит», — обратился арестованный к нему.

Однако руководитель следственной группы Андрей Горбарчук воспротивился освобождению подозреваемого. Следователь пояснил, что копии допросов свидетелей не были представлены в суд намеренно, так как следствие опасается угроз и давления в их адрес. По его словам, ранее один из них, депутат черкесского парламента Руслан Карданов, был избит. Горбарчук добавил, что пока все участники ОПС не установлены, а как минимум трое из них скрылись. Если же Арашукова выпустить, он может с ними связаться. В этой связи представитель СКР призвал Мосгорсуд оставить решение об аресте без изменения, а апелляционные жалобы защиты — без удовлетворения.

С ним была солидарна и прокурор Анна Потычко. Она подчеркнула, что, поскольку Арашуков подозревается в создании ОПС (ст. 210 УК РФ), обвинение ему может быть предъявлено не в течение 10 дней после ареста, как по большинству статей УК, а в течение 45 суток. «Никаких нарушений закона [при аресте] не допущено», — резюмировала она. Выслушав доводы сторон, судья Наталья Никишина сочла решение Басманного суда законным, оставив фигуранта в СИЗО до 30 марта.

Семейный подряд

Сенатор от КЧР 32-летний Рауф Арашуков был задержан 30 января прямо в зале заседаний Совета Федерации. Ему предъявлено обвинение в участии в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ), давлении на свидетеля (ч. 4 ст. 309 УК РФ) и в причастности к убийствам зампредседателя движения «Адыгэ Хасэ» Аслана Жукова и советника президента Карачаево-Черкесии Фраля Шебзухова. Сенатора арестовали в тот же день.

Отца сенатора, советника генерального директора ООО «Газпром межрегионгаз» Рауля Арашукова Басманный суд столицы отправил в СИЗО 31 января. По версии следствия, он является лидером преступного сообщества, функционировавшего на Северном Кавказе с 2002 года. Следствие установило, что Арашуков-старший расставил своих знакомых и родственников на ключевые посты в газовой отрасли, что позволило ОПС похитить природный газ на сумму более 31 млрд рублей.

Также в рамках следствия были арестованы руководители ставропольских подразделений «Межрегионгаза» Николай Романов, Игорь Травинов, Гузер Хашукаев и Алан Кятов, а также руководитель астраханского подразделения «Газпрома» и одновременно племянник Рауля Арашукова Руслан Арашуков. В зависимости от роли каждого они подозреваются в мошенничестве, создании и участии в преступном сообществе (ч. 4 ст. 159 УК РФ, ст. 210 УК РФ).

Два зятя Рауля Арашукова Руслан Агоев и Умар Калмыков, а также бывший министр культуры КЧР, и. о. исполнительного директора АО «Буденновскгазпромбытсервис» Уали Евгамуков скрылись и были объявлены в розыск.

 

Источник ➝

Гражданина США отправили в СИЗО вместе с бывшей помощницей Дворковича

Оба проходят по делу о получении взятки в 4 млн рублей. Свою вину фигуранты отрицают. Выходец из России Джин Мирон Спектор связывает уголовное преследование с переделом на фармацевтическом рынке

Басманный суд Москвы 20 февраля вечером санкционировал арест гражданина США Джина Мирона Спектора, а также помощницы бывшего вице-премьера Аркадия Дворковича Анастасии Алексеевой. Последней инкриминируют получение взятки на сумму не менее 4 млн рублей в виде оплаты поездок за рубеж за лоббирование интересов производителей медпрепаратов.

Американцу вменяют посредничество. Оба фигуранта вину отрицают.

Уголовное дело, фигурантами которого стали 48-летний выходец из России Джин Мирон Спектор, а также россияне Анастасия Алексеева, Максим Якушин и Вадим Белоножко, было возбуждено 2-м отделом по расследованию особо важных дел Следственного комитета России днем 19 февраля по ч. 4 ст. 290 УК РФ («получение взятки в особо крупном размере»), ч. 4 ст. 291 УК РФ («дача взятки в особо крупном размере») и ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере»).

По версии следствия, в 2016 году директор по корпоративным вопросам ООО «Проммед ДМ» Максим Якушин (с 2014-го по 2017 год он занимал должность генерального директора ООО «Проммед Рус») при посредничестве советника гендиректора АО «Р-фарм» Вадима Белоножко и американского бизнесмена Джина Мирона Спектора дал взятку Анастасии Алексеевой.

В то время она являлась помощницей Аркадия Дворковича, занимавшего пост зампредседателя правительства. Со счетов подконтрольных коммерческих фирм Якушин оплатил Алексеевой и членам ее семьи новогоднюю поездку в Таиланд, а также отдых на майские праздники в Доминикане. Каждое турне обошлось не менее чем в 2 млн рублей.

В обмен чиновница «оказала содействие в рассмотрении вопроса о внесении изменений в приказ Минздрава на уровне правительства». Речь идет о приказе № 183н от 2014 года, которым был утвержден перечень лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учету.

В него было включено сильнодействующее вещество сибутрамин, входящее в лекарства для похудения «Редуксин» и «Редуксин Мет». Производителями последних выступали компании Якушина и Белоножко. Однако наличие в вышеназванных препаратах второго активного вещества — целлюлозы, не ограниченной в обороте, формально исключало их попадание в перечень, а также «обеспечивало им монопольное положение на рынке», говорится в материалах дела. Следствие полагает, что чиновница фактически пролоббировала интересы бизнесменов для того, чтобы их бизнес процветал.

Адвокат Спектора Михаил Ратнер рассказал Business FM, что его клиент — крупный бизнесмен, связанный с фармакологией, был задержан накануне в Санкт-Петербурге, где проживает вместе с женой и детьми. В тот же день, 19 февраля, следователи предъявили ему обвинение по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере») и доставили под конвоем в Москву.

Свою вину Спектор не признал. По словам защитника, его клиент был «шокирован» и удивлен выдвинутым обвинением, поскольку пять лет не общался с Анастасией Алексеевой, с которой познакомил Якушина и Белоножко.

«Даже если предположить, что Cпектор был замешан во всей этой истории, то неясно, для чего ему нужно было посредничество в даче взятки. Никакой выгоды для себя он не получил, он не является бенефициаром предприятий Якушина и Белоножко», — отметил Ратнер.

Последние также были задержаны 19 февраля и допрошены в качестве подозреваемых. При этом Максим Якушин, который, по версии следствия, был организатором взятки, дал признательные показания, фактически написав явку с повинной. Он заявил, что мысль о взятке чиновнице не давала ему спокойно жить последние четыре года.

«В итоге я принял для себя решение, что готов раскаяться и сообщить об этих действиях правоохранительным органам, что я и сделал», — говорится в материалах дела. Бизнесмен сообщил, что его партнер Белоножко якобы не знал, что он проплатил отдых Алексеевой, и когда он сообщил ему об этом в конце 2019 года, тот был крайне недоволен.

Анастасия Алексеева до прихода в правительство была советником департамента социального развития и национальных приоритетов экспертного управления Кремля. После ухода от Аркадия Дворковича она работала в секретариате первого вице-премьера Антона Силуанова. Однако в ноябре 2018 года была уволена за слив служебной переписки прессе, писал РБК.

«Мой подзащитный не признает вину и считает дело политически мотивированным, связанным с переделом собственности на фармацевтическом рынке. А госпожа Алексеева, судя по всему, в этой истории стала разменной монетой», — сказал Business FM защитник Джина Мирона Спектора. Михаил Ратнер намерен обжаловать в Мосгорсуде решение Басманного суда, который по ходатайству следствия заключил его подзащитного под стражу до 19 апреля.

Анастасии Алексеевой, которой предъявили обвинение в получении взятки в особо крупном размере (ч. 4 ст. 290 УК РФ), была избрана аналогичная мера пресечения. При этом суд отклонил просьбу защиты о помещении женщины под домашний арест.

Что касается Максима Якушина и Вадима Белоножко, то пока не ясно, предъявили ли им обвинение. По закону это может быть сделано в течение 30 дней. С учетом их сотрудничества со следствием здесь могут быть разные варианты развития событий, включая прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и перевод в разряд свидетелей. Материалы об их аресте 20 февраля в суд не поступали. Однако следствие имеет право отпустить их и под подписку о невыезде.

 

Стрельба в Ханау: убийцей оказался невменяемый банковский служащий

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх