Последние комментарии

  • Василий Шафранов18 июля, 22:01
    ПОЗОР такому государству и таким правителям. где родители вынуждены спасать своих детей под страхом уголовного наказа...«Безобразие: за препарат, который показан ребенку, пытаются привлечь к ответственности»
  • Van Van18 июля, 18:00
    рента, проценты, рантье, нехорошо, а ведь можно и без всего этого мусора и представить мир, и сотворить такое счастье...Чем нехорош триллион рублей?
  • Нат Ка18 июля, 16:13
    Кто бы сомневался! Чтоб изобразить свою "заботу" о здоровье нации, добавили ещё 10% налога. Разве могут они отказатьс...Почему пальмовое масло хотят не запретить, а только лишить налоговых льгот?
  1. Блоги

Как проходили задержания на несогласованном марше в Москве?

По информации «ОВД-Инфо», задержаны более 500 человек. Из некоторых ОВД задержанных отпускают без составления протокола

Более 500 человек задержаны 12 июня на несогласованном марше в центре Москвы, об этом сообщил «ОВД-Инфо». По данным столичного управления МВД, в акции участвовали 1200 человек, а задержаны более 200.



Среди задержанных — политик Алексей Навальный, которому
организацию мероприятия, и много журналистов.

Несмотря на пресс-карту и редакционное задание, в актозаках оказались корреспондент «Коммерсанта» Роман Дорофеев, журналист «Эха Москвы» Евгений Снегов, продюсер немецкого Der Spiegel Александр Чернышев и корреспондент газеты «Ведомости» Виталий Петлевой. Как сообщил сам журналист, он не выполнял редакционное задание, а просто «шел поесть».

Журналиста «Медузы» Евгения Берга задержали в тот момент, когда он разговаривал с заместителем мэра Москвы Александром Горбенко. Задержали и журналиста Илью Азара, который ранее выступал инициатором мероприятия. При этом из некоторых ОВД задержанных уже отпускают без составления протокола. Общественная наблюдательная комиссия проверяет отделы полиции, куда доставлялись участники несанкционированной акции. Ответственный секретарь комиссии Иван Мельников сообщил «Интерфаксу», что в ОВД Таганский находились четверо несовершеннолетних. Списки задержанных опубликовал «ОВД-Инфо».

Московские власти ранее призвали организаторов марша и желающих к ним присоединиться отказаться от участия. Инициаторы акции в поддержку Ивана Голунова изначально отказались ее согласовывать, а накануне не смогли договориться с мэрией.

Уже после того, как стало известно об освобождении журналиста «Медузы» и закрытии дела, организаторы посчитали, что все равно нужно выйти на улицу, потому что виновные в незаконном задержании Ивана Голунова все еще не наказаны.

На акции работал корреспондент Business FM Иван Медведев. Вот что он рассказал.

— По состоянию на 16 часов, наверно, можно было считать акцию завершившейся. К этому времени на Страстном бульваре оставалось, если отделить зевак и сотрудников СМИ от протестующих, то протестующих несколько десятков человек. И их, судя по всему, решено было не трогать, не задерживать и не разгонять, поскольку задержания к трем часам дня уже прекратились. Что касается того, как задерживали и кого задерживали, то журналистов действительно часто довольно быстро отпускали. Я, в частности, пообщался с Андреем Перцевым, это один из первых журналистов, который был задержан. По его словам, его проводили в автозак, там же был уже журналист Жегулев. В автозаке спросили: кто здесь является сотрудником СМИ? Люди представились, и их тут же выпустили. Дальше сначала складывалось ощущение, что задерживали в первую очередь людей в футболках «Я/Мы Иван Голунов» или с какой-либо символикой — значками и так далее. Потом, когда дошли до Страстного бульвара, на моих глазах задерживали людей в хаотичном порядке. В частности, лично слышал в переговорах по рации сотрудников Росгвардии фразу: «Людей что-то мало в автозаках». После чего начались задержания в совершенно хаотичном порядке, то есть просто молодой человек стоял, снимал все происходящее на телефон, к нему подошли и забрали.

— Предупреждала власть, предупреждала «Медуза»: не надо сегодня выходить, акция не согласована. Согласовали на 16 июня. Ты наверняка общался с людьми. Почему они решили все-таки выйти сегодня?

— Да, я общался в том числе с Галиной Тимченко и Иваном Колпаковым, которые вчера официально сказали, что давайте сегодня выпьем, а потом пойдем на согласованную акцию все вместе. Тем не менее Иван и Галина были здесь. Вопрос: что же их привело? Галина Тимченко и все остальные участники акции, с которыми мне удалось пообщаться, если суммировать, говорят: «ну не могу молчать», «посчитал невозможным сидеть дома и почувствовал необходимость выйти, потому что еще очень много вопросов и по делу Голунова, и вообще по ситуации в стране». Надо отметить, кстати, что с самого начала никаких политических лозунгов в толпе не звучало, плакатов, не касающихся Ивана Голунова, я в самом начале не видел. Но когда толпа пошла к Петровке, 38, то на определенном этапе люди уже скандировали политические лозунги, характерные для протестных митингов. Кстати, на Страстном бульваре, можно сказать, в основном они прекратились, люди вели себя довольно спокойно. Пока толпа шла, все вели себя очень дисциплинированно, не заходили на проезжую часть, переходили дорогу на разрешающий сигнал светофора. Полицейские эту толпу, по крайней мере ту часть, в которой шел я, не сопровождали и не препятствовали никак проходу людей. Но там, где дорогу уже перегораживали, видимо, начинались какие-то стычки и уже были задержания. Задержания были и на Страстном бульваре, как я уже говорил, в хаотичном порядке. Что касается их жесткости, то здесь смотря с чем сравнивать. Я видел задержания очень жесткие в принципе, не на сегодняшней акции. Сегодня на моих глазах дубинки не применяли, ногами людей не били. В основном по большей части людей просто провожали в автозак, кого-то, конечно, довольно агрессивно, заламывая руки. Самое жесткое из того, что я видел, — это задержание Дмитрия Демушкина, националиста и с недавних пор чиновника. Его, когда он просто подошел к Илье Азару поздороваться, тут же забрали, схватили за руки и за ноги и потащили к полицейскому автобусу. Это самое жесткое из того, что я видел, хотя коллеги утверждают, что были истории гораздо более драматичные, что кого-то об столб головой ударили, но я этому свидетелем не был.

Телеканал «Дождь» взял интервью у одного из понятых по делу корреспондента «Медузы» Ивана Голунова. Дмитрию Бокареву 27 лет, он родом из Нижнего Новгорода. Как выяснил «Дождь», понятой учился в том же университете, что и оперативник Акбар Сергалиев, который, как сообщают СМИ, задерживал журналиста. Однако, по его словам, это совпадение, а понятым он стал случайно.

«У меня был выходной, и я решил просто прогуляться недалеко от дома. Чисто случайно мне встретился оперативник, который предложил пройти гражданский долг. Я согласился, наверное, неуместно говорить, по дурости. Он был в одежде, на нем был рюкзак, рюкзак сняли, поставили на стул посреди кабинета, он был на всеобщем обозрении, и постепенно начали досматривать. Сотрудник, который досматривал, был в перчатках, он изначально показал, что в руках у него ничего нет, приступаем к осмотру, и постепенно каждый отсек открывали. И в одном из отсеков оказался пакет с неизвестным содержимым. Далее мы поехали на обыск. Досматривали шкаф, достаточно высокий, и там, как я понял, пакетик этот был на самом-самом верху. Когда пакетик достали, Иван, естественно, со вполне нормальной реакцией сказал, что это не его. По эмоциям я не могу сказать как, но он отреагировал на это с насмешкой, наверно».

«Дождь» нашел и второго понятого, участвовавшего в деле Голунова. Это Сергей Кузнецов, с которым полицейские в ходе следственных действий «здоровались, как со старым знакомым». Кузнецов отказался давать комментарии журналистам.

По действующему закону понятым в оперативных действиях могут быть почти все граждане, кроме родственников полицейских. Это еще раз говорит о том, что данный институт необходимо реформировать. Ситуацию комментирует бывший следователь по особо важным делам Следственного комитета Андрей Гривцов.

Андрей Гривцов бывший следователь по особо важным делам Следственного комитета «У нас законом регламентировано только то, что понятыми не могут быть близкие родственники и другие какие-то лица, которые могут быть заинтересованы в исходе дела, а других каких-то запретов нет. Поэтому на практике очень часто оперативники, следователи привлекают в качестве понятых каких-то своих знакомых. Причем это далеко не всегда связано даже с фальсификациями, а во многом связано с тем, что просто банально не все люди с улицы соглашаются участвовать в качестве понятых, понимая, что это будет отнимать их время, что в дальнейшем они могут быть вызваны куда-то для допроса в суд. Это глобальная проблема. Вообще, у нас глобальная проблема с институтом понятных. Мне кажется, он давно по большому счету изжил себя, давно пришло время перейти на полную видеофиксацию всех процедур, и никаких подобных проблем не будет, потому что на практике такую заинтересованность понятых, если даже обратиться к этому конкретному делу, будет доказать очень сложно».

Журналист «Медузы» Иван Голунов был задержан 6 июня в центре Москвы. Его обвинили в покушении на сбыт наркотиков. Голунов говорил, что наркотики ему подбросили. Полиция 11 июня прекратила уголовное преследование Голунова за недоказанностью его вины.

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх