Шаман-мобиль и черный квадрат. Как судья смотрела видеоархив «Платформы»

Дискуссия «Русский театр как родовая травма», сербский космонавт в инсталляции и многое другое изучила судья Ирина Аккуратова, готовясь назначить новую экспертизу по делу «Седьмой студии»

Мещанский суд Москвы 21 февраля определится, кто будет проводить новую финансово-экономическую экспертизу по уголовному делу «Седьмой студии» — о хищении 133 млн рублей, выделенных на проект «Платформа». Сегодняшнее заседание, на котором прокуратура и защита предложили свои вопросы для исследования и экспертные учреждения, превратилось в перформанс.

Назначить проведение новой экспертизы по делу судья Ирина Аккуратова решила 5 февраля по собственной инициативе. Дело в том, что в деле имеется лишь одно заключение, которое делал один-единственный человек — эксперт Татьяна Рафикова. Она работает в малоизвестной организации, некоммерческом партнерстве «Коллегия ревизоров, экспертов и специалистов». Именно Рафикова в декабре 2017 года пришла к выводу, что все обналиченные подсудимыми в 2011-2014 годах для проекта «Платформа» деньги были похищены.

Автор проекта «Платформа», режиссер Кирилл Серебренников, а также бывшая чиновница Минкультуры России Софья Апфельбаум, экс-гендиректор АНО «Седьмая студия» (именно в эту организацию перечислялись бюджетные деньги для финансирования проекта) Юрий Итин и бывший генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский факт «обналички» не отрицают, но утверждают, что ничего не крали, а все деньги шли на постановку представлений.

При этом они вынуждены были признать, что при ведении финансовой отчетности имели место нарушения. В этой части подсудимые списывают всю вину на главного бухгалтера «Седьмой студии» Нину Масляеву, которая признала вину и заключила сделку со следствием. Ее будут судить отдельно.

По словам адвокатов подсудимых, предыдущее экспертное учреждение Следственной комитет выбрал лишь потому, что в солидных государственных организациях были очереди. «Следствие не захотело ждать, в итоге получилась пародия, а не экспертиза», — заявила Business FM адвокат Софьи Апфельбаум Ирина Поверинова.

Владимир Спиваков и Василий Церетели в качестве экспертов?

Защитники полагают, что эксперт даже не пыталась выяснить расходы на постановки проекта, для этого нужно комплексное исследование. Именно поэтому на слушании 12 февраля адвокаты предположили назначить комплексную социо-искусствоведческую, финансово-экономическую и оценочную экспертизу. При этом они были согласны с предложение гособвинителя Олега Лаврова провести часть исследования в Российском федеральном центре судебной экспертизы при Минюсте РФ. Вторую, оценочную, часть адвокаты предложили поручить экспертам некоммерческого партнерства экспертов и оценщиков «Союз».

Для третьей экспертизы в области так называемого «социально-экономического блока» адвокаты подсудимых просили привлечь девять экспертов, известных людей в области культуры и искусства: художественного руководителя и главного дирижера Национального филармонического оркестра России Владимира Спивакова, директора Государственного театра наций и директора фестиваля «Золотая маска» Марию Ревякину, первого заместителя директора МХТ им. Чехова Марину Андрейкину, исполнительного директора Московского музея современного искусства Василия Церетели, заместителя председателя Союза театральных деятелей Дмитрия Мозгового и нескольких театральных критиков.

По мнению защиты, именно они в силах ответить на вопросы создавались ли в рамках «Платформы» новые постановки по четырем направлениям: «Театр», «Музыка», «Танец», «Медиа»; какова их рыночная стоимость, а также, сколько художников, артистов, танцовщиков и других профессионалов были задействованы в проекте, сколько денег им было выплачено, а также какова рыночная стоимость создания спектаклей, работ и услуг по каждому произведению, выпущенному за период проекта в 2011-2014 годы.

Четыре терабайта информации

При этом если прокурор готов был передать экспертам для поведения исследования лишь несколько выборочных томов уголовного дела и вещдоки, то адвокату Кирилла Серебренникова Дмитрию Харитонову было не жалко для них всех материалов уголовного дела, списка всех лиц, принимавших участие в проекте, а также списка постоянных участников. Плюс к этому адвокат предложил передать экспертам распечатку страницы «Платформы» из Facebook на 745 страницах и видеоархив проекта «Платформа» объемом 4 терабайта. Последний адвокат принес в суд на жестком диске, после чего заседание превратилось в перформанс.

Чтобы понять, стоит ли отдавать видеоархив для изучения экспертам, судья Ирина Аккуратова решила выборочно просмотреть видеофайлы. Это заняло более двух с половиной часов, на протяжении которых сидевший на первой скамейке Серебренников выступал в роли экскурсовода, поясняя, что значит то или иное действо.

«Это что?», — спрашивала судья. «Это шаман-мобиль», — отвечал подсудимый и с готовностью продолжал: «А это материалы к выступлению музыкальной группы, они участвовали у нас в проекте. Это инсталляции, связанные с космическими разработками при участии живого сербского космонавта». Также Серебренников показал судье черный квадрат, театральную дискуссию «Русский театр как родовая травма», рекламные ролики к различным мероприятиям и многое другое.

В какой-то момент даже защитник подсудимого устал от просмотра видео. «Если мы будем смотреть все файлы, то проведем тут три года», — заметил Дмитрий Харитонов. Но судья уже прилипла к экрану, явно радуясь возможности отвлечься от изучения документов.

Ранее прокурор Олег Лавров предложил назначить по делу судебную финансово-экономическую экспертизу в Российском федеральном центре судебной экспертизы при Минюсте РФ. Экспертам он предложил задать ряд вопросов, в частности, какова сумма обналиченных средств, в том числе с помощью банковских карт, снятых со счетов «Седьмой студии», использовались ли эти средства для реализации проекта «Платформа», имели ли привлеченные для обналичивания денег фирмы признаки транзитных фирм и фирм-однодневок. Также эксперты должны ответить, какие экономические последствия наступили после заключения договоров между «Седьмой студией» и данными фирмами, а также причинен ли был ущерб Минкультуры, если да, то в каком объеме.

Выслушав стороны, судья объявила перерыв для изучения переданных ей материалов до 21 февраля. Ожидается, что в этот день она определится, кто именно и где будет проводить экспертизу, а также что для этого использовать. Само же исследование, по словам участников процесса, может занять от одного до трех месяцев.

Рассмотрение резонансного дела началось 7 ноября 2018 года. По версии следствия, Кирилл Серебренников, Юрий Итин, Алексей Малобродский и Софья Апфельбаум похитили в 2011-2014 годах путем мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ) 133 из 216 млн рублей, выделенных Министерством культуры РФ в рамках проекта по популяризации современного искусства «Платформа». Свою вину подсудимые отрицают. 16 января суд приступил к допросу свидетелей обвинения, допросив шесть человек. Также суд исследовал чуть больше сотни из 274 томов дела.

 

Источник ➝

Гражданина США отправили в СИЗО вместе с бывшей помощницей Дворковича

Оба проходят по делу о получении взятки в 4 млн рублей. Свою вину фигуранты отрицают. Выходец из России Джин Мирон Спектор связывает уголовное преследование с переделом на фармацевтическом рынке

Басманный суд Москвы 20 февраля вечером санкционировал арест гражданина США Джина Мирона Спектора, а также помощницы бывшего вице-премьера Аркадия Дворковича Анастасии Алексеевой. Последней инкриминируют получение взятки на сумму не менее 4 млн рублей в виде оплаты поездок за рубеж за лоббирование интересов производителей медпрепаратов.

Американцу вменяют посредничество. Оба фигуранта вину отрицают.

Уголовное дело, фигурантами которого стали 48-летний выходец из России Джин Мирон Спектор, а также россияне Анастасия Алексеева, Максим Якушин и Вадим Белоножко, было возбуждено 2-м отделом по расследованию особо важных дел Следственного комитета России днем 19 февраля по ч. 4 ст. 290 УК РФ («получение взятки в особо крупном размере»), ч. 4 ст. 291 УК РФ («дача взятки в особо крупном размере») и ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере»).

По версии следствия, в 2016 году директор по корпоративным вопросам ООО «Проммед ДМ» Максим Якушин (с 2014-го по 2017 год он занимал должность генерального директора ООО «Проммед Рус») при посредничестве советника гендиректора АО «Р-фарм» Вадима Белоножко и американского бизнесмена Джина Мирона Спектора дал взятку Анастасии Алексеевой.

В то время она являлась помощницей Аркадия Дворковича, занимавшего пост зампредседателя правительства. Со счетов подконтрольных коммерческих фирм Якушин оплатил Алексеевой и членам ее семьи новогоднюю поездку в Таиланд, а также отдых на майские праздники в Доминикане. Каждое турне обошлось не менее чем в 2 млн рублей.

В обмен чиновница «оказала содействие в рассмотрении вопроса о внесении изменений в приказ Минздрава на уровне правительства». Речь идет о приказе № 183н от 2014 года, которым был утвержден перечень лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учету.

В него было включено сильнодействующее вещество сибутрамин, входящее в лекарства для похудения «Редуксин» и «Редуксин Мет». Производителями последних выступали компании Якушина и Белоножко. Однако наличие в вышеназванных препаратах второго активного вещества — целлюлозы, не ограниченной в обороте, формально исключало их попадание в перечень, а также «обеспечивало им монопольное положение на рынке», говорится в материалах дела. Следствие полагает, что чиновница фактически пролоббировала интересы бизнесменов для того, чтобы их бизнес процветал.

Адвокат Спектора Михаил Ратнер рассказал Business FM, что его клиент — крупный бизнесмен, связанный с фармакологией, был задержан накануне в Санкт-Петербурге, где проживает вместе с женой и детьми. В тот же день, 19 февраля, следователи предъявили ему обвинение по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере») и доставили под конвоем в Москву.

Свою вину Спектор не признал. По словам защитника, его клиент был «шокирован» и удивлен выдвинутым обвинением, поскольку пять лет не общался с Анастасией Алексеевой, с которой познакомил Якушина и Белоножко.

«Даже если предположить, что Cпектор был замешан во всей этой истории, то неясно, для чего ему нужно было посредничество в даче взятки. Никакой выгоды для себя он не получил, он не является бенефициаром предприятий Якушина и Белоножко», — отметил Ратнер.

Последние также были задержаны 19 февраля и допрошены в качестве подозреваемых. При этом Максим Якушин, который, по версии следствия, был организатором взятки, дал признательные показания, фактически написав явку с повинной. Он заявил, что мысль о взятке чиновнице не давала ему спокойно жить последние четыре года.

«В итоге я принял для себя решение, что готов раскаяться и сообщить об этих действиях правоохранительным органам, что я и сделал», — говорится в материалах дела. Бизнесмен сообщил, что его партнер Белоножко якобы не знал, что он проплатил отдых Алексеевой, и когда он сообщил ему об этом в конце 2019 года, тот был крайне недоволен.

Анастасия Алексеева до прихода в правительство была советником департамента социального развития и национальных приоритетов экспертного управления Кремля. После ухода от Аркадия Дворковича она работала в секретариате первого вице-премьера Антона Силуанова. Однако в ноябре 2018 года была уволена за слив служебной переписки прессе, писал РБК.

«Мой подзащитный не признает вину и считает дело политически мотивированным, связанным с переделом собственности на фармацевтическом рынке. А госпожа Алексеева, судя по всему, в этой истории стала разменной монетой», — сказал Business FM защитник Джина Мирона Спектора. Михаил Ратнер намерен обжаловать в Мосгорсуде решение Басманного суда, который по ходатайству следствия заключил его подзащитного под стражу до 19 апреля.

Анастасии Алексеевой, которой предъявили обвинение в получении взятки в особо крупном размере (ч. 4 ст. 290 УК РФ), была избрана аналогичная мера пресечения. При этом суд отклонил просьбу защиты о помещении женщины под домашний арест.

Что касается Максима Якушина и Вадима Белоножко, то пока не ясно, предъявили ли им обвинение. По закону это может быть сделано в течение 30 дней. С учетом их сотрудничества со следствием здесь могут быть разные варианты развития событий, включая прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и перевод в разряд свидетелей. Материалы об их аресте 20 февраля в суд не поступали. Однако следствие имеет право отпустить их и под подписку о невыезде.

 

Стрельба в Ханау: убийцей оказался невменяемый банковский служащий

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх