«Если просто открыть вольеры в Средней, это фактически не выпустить, а выбросить»

Основной вопрос с косатками и белухами, содержащимися в «китовой тюрьме» в Приморье, — куда их выпускать?

Обновлено в 15:38

Судьба белух и косаток из «китовой тюрьмы» в Приморье до сих пор окончательно не решена. 15 мая Минприроды выступило с официальным заявлением: животных выпустят на волю уже в конце мая — начале июня.

Сроки есть. Но сейчас главный вопрос: где выпускать? И он все еще не решен, что беспокоит зоозащитников. Накануне команда Кусто уже второй раз дала профильным ведомствам рекомендации, что выпускать млекопитающих необходимо в местах их вылова.

И ни в коем случае не в бухте Средняя, вариант которой лоббируют отловщики, предупреждает российский участник команды Кусто, специалист по морским млекопитающим Григорий Цидулко.

Григорий Цидулко российский участник команды Кусто, специалист по морским млекопитающим «Обсуждаются различные варианты выпуска косаток и белух из бухты Средняя в природу. Сейчас в сети активно гуляет версия о том, что косаток хотят выпустить прямо в бухте Средняя. Этот выпуск сопряжен с большим количеством рисков. Фактически выпуск косаток в бухте Средняя будет означать провал такой операции с очень большой вероятностью по схеме «хотелось лучше, а получилось как всегда». Несмотря на все нарушения, которые нашли Следственный комитет и прокуратура Российской Федерации, эти компании, которые отловили косаток и белух, по-прежнему остаются де-факто и, может быть, даже де-юре владельцами, так скажем, в оперативном управлении этими животными. Если просто открыть вольеры в бухте Средней, это будет фактически не выпустить, а выбросить, потому что, на самом деле, сейчас эти животные к выпуску не подготовлены. Они абсолютно четко воспринимают бухту Средняя, с одной стороны, как место ограничения их свободы, с другой — как место, где они три раза в день получали еду от человека. Дальше это все идет на руку тем людям, которые говорили, что выпускать косаток нельзя, выпустить их невозможно, они слишком сильно привыкли к человеку и так далее, и тому подобное».

Выпуск косаток и белух в бухте Средняя опасен не только для жизни млекопитающих и ставит под угрозу их адаптацию, это риск для людей, считает председатель совета «Экологическая вахта Сахалина» Дмитрий Лисицын.

Дмитрий Лисицын председатель совета «Экологическая вахта Сахалина» «Определить судьбу животных должно Министерство природных ресурсов РФ. Некоторые косатки ведут себя агрессивно, это может создавать угрозу местным жителям. Если выпустить косаток на юге Приморья, там недостаточно пищи. Если взять весь Дальний Восток, то юг Приморья, где находится «китовая тюрьма», — это самый плотнонаселенный участок. Люди очень часто там выходят в море, многие имеют плавсредства, скоро начнется пляжный сезон. Ставить под угрозу местное население ни в коем случае нельзя. В дикой природе косатки, живущие в естественных условиях, на людей не нападают никогда. Но косатки, живущие в неволе, время от времени нападают на людей, таких случаев зарегистрировано уже достаточно много, несколько смертей в мировой практике и еще больше различных травм и увечий. В неволе их все нормальные инстинкты нарушаются самым серьезным образом. Проведя восемь месяцев в очень тесных условиях, борясь за выживание, нет ничего удивительного, что некоторые из них начинают себя вести агрессивно».

По словам представителя команды Кусто, аргументы против выпуска животных в местах отлова несостоятельны. Ранее заявлялось, что это слишком дорого — 2 млн рублей за особь. На это экологи заявляют, что люди по всему миру говорили о желании жертвовать деньги на эту операцию. Кроме того, о готовности помочь и транспортировать животных заявлял российский ВМФ.

В центре передержки в бухте Средняя, которую зоозащитники назвали «китовой тюрьмой», содержались 11 выловленных для продажи в Китай косаток и 90 белух. Зимой три белухи и косатка пропали из вольеров, отловщики считают, что животные сбежали, экологи уверены, что они погибли. Было возбуждено уголовное дело по факту незаконного вылова биоресурсов.

 

Источник ➝

Гражданина США отправили в СИЗО вместе с бывшей помощницей Дворковича

Оба проходят по делу о получении взятки в 4 млн рублей. Свою вину фигуранты отрицают. Выходец из России Джин Мирон Спектор связывает уголовное преследование с переделом на фармацевтическом рынке

Басманный суд Москвы 20 февраля вечером санкционировал арест гражданина США Джина Мирона Спектора, а также помощницы бывшего вице-премьера Аркадия Дворковича Анастасии Алексеевой. Последней инкриминируют получение взятки на сумму не менее 4 млн рублей в виде оплаты поездок за рубеж за лоббирование интересов производителей медпрепаратов.

Американцу вменяют посредничество. Оба фигуранта вину отрицают.

Уголовное дело, фигурантами которого стали 48-летний выходец из России Джин Мирон Спектор, а также россияне Анастасия Алексеева, Максим Якушин и Вадим Белоножко, было возбуждено 2-м отделом по расследованию особо важных дел Следственного комитета России днем 19 февраля по ч. 4 ст. 290 УК РФ («получение взятки в особо крупном размере»), ч. 4 ст. 291 УК РФ («дача взятки в особо крупном размере») и ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере»).

По версии следствия, в 2016 году директор по корпоративным вопросам ООО «Проммед ДМ» Максим Якушин (с 2014-го по 2017 год он занимал должность генерального директора ООО «Проммед Рус») при посредничестве советника гендиректора АО «Р-фарм» Вадима Белоножко и американского бизнесмена Джина Мирона Спектора дал взятку Анастасии Алексеевой.

В то время она являлась помощницей Аркадия Дворковича, занимавшего пост зампредседателя правительства. Со счетов подконтрольных коммерческих фирм Якушин оплатил Алексеевой и членам ее семьи новогоднюю поездку в Таиланд, а также отдых на майские праздники в Доминикане. Каждое турне обошлось не менее чем в 2 млн рублей.

В обмен чиновница «оказала содействие в рассмотрении вопроса о внесении изменений в приказ Минздрава на уровне правительства». Речь идет о приказе № 183н от 2014 года, которым был утвержден перечень лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учету.

В него было включено сильнодействующее вещество сибутрамин, входящее в лекарства для похудения «Редуксин» и «Редуксин Мет». Производителями последних выступали компании Якушина и Белоножко. Однако наличие в вышеназванных препаратах второго активного вещества — целлюлозы, не ограниченной в обороте, формально исключало их попадание в перечень, а также «обеспечивало им монопольное положение на рынке», говорится в материалах дела. Следствие полагает, что чиновница фактически пролоббировала интересы бизнесменов для того, чтобы их бизнес процветал.

Адвокат Спектора Михаил Ратнер рассказал Business FM, что его клиент — крупный бизнесмен, связанный с фармакологией, был задержан накануне в Санкт-Петербурге, где проживает вместе с женой и детьми. В тот же день, 19 февраля, следователи предъявили ему обвинение по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере») и доставили под конвоем в Москву.

Свою вину Спектор не признал. По словам защитника, его клиент был «шокирован» и удивлен выдвинутым обвинением, поскольку пять лет не общался с Анастасией Алексеевой, с которой познакомил Якушина и Белоножко.

«Даже если предположить, что Cпектор был замешан во всей этой истории, то неясно, для чего ему нужно было посредничество в даче взятки. Никакой выгоды для себя он не получил, он не является бенефициаром предприятий Якушина и Белоножко», — отметил Ратнер.

Последние также были задержаны 19 февраля и допрошены в качестве подозреваемых. При этом Максим Якушин, который, по версии следствия, был организатором взятки, дал признательные показания, фактически написав явку с повинной. Он заявил, что мысль о взятке чиновнице не давала ему спокойно жить последние четыре года.

«В итоге я принял для себя решение, что готов раскаяться и сообщить об этих действиях правоохранительным органам, что я и сделал», — говорится в материалах дела. Бизнесмен сообщил, что его партнер Белоножко якобы не знал, что он проплатил отдых Алексеевой, и когда он сообщил ему об этом в конце 2019 года, тот был крайне недоволен.

Анастасия Алексеева до прихода в правительство была советником департамента социального развития и национальных приоритетов экспертного управления Кремля. После ухода от Аркадия Дворковича она работала в секретариате первого вице-премьера Антона Силуанова. Однако в ноябре 2018 года была уволена за слив служебной переписки прессе, писал РБК.

«Мой подзащитный не признает вину и считает дело политически мотивированным, связанным с переделом собственности на фармацевтическом рынке. А госпожа Алексеева, судя по всему, в этой истории стала разменной монетой», — сказал Business FM защитник Джина Мирона Спектора. Михаил Ратнер намерен обжаловать в Мосгорсуде решение Басманного суда, который по ходатайству следствия заключил его подзащитного под стражу до 19 апреля.

Анастасии Алексеевой, которой предъявили обвинение в получении взятки в особо крупном размере (ч. 4 ст. 290 УК РФ), была избрана аналогичная мера пресечения. При этом суд отклонил просьбу защиты о помещении женщины под домашний арест.

Что касается Максима Якушина и Вадима Белоножко, то пока не ясно, предъявили ли им обвинение. По закону это может быть сделано в течение 30 дней. С учетом их сотрудничества со следствием здесь могут быть разные варианты развития событий, включая прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и перевод в разряд свидетелей. Материалы об их аресте 20 февраля в суд не поступали. Однако следствие имеет право отпустить их и под подписку о невыезде.

 

Стрельба в Ханау: убийцей оказался невменяемый банковский служащий

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх