Фонд кино не смог распределить субсидии для независимых киностудий из-за «потенциально очень слабых» заявок

Фонд распределил 630 млн рублей, невостребованными остались 382 млн рублей. Почему фонд стал тщательнее отбирать претендентов на субсидии?

Фонд кино впервые перенес распределение субсидий для независимых киностудий по причине «слабых заявок», сообщает «Коммерсантъ».

Распределить удалось 630 млн рублей, однако не у дел оказались более 20 студий, это три четверти от общего числа заявок. Нераспределенными у Фонда кино остались 382 млн рублей. Почему многие заявки были отклонены, объяснил исполнительный директор Фонда кино Вячеслав Тельнов.

— Хотя заявок было достаточно много, больше 120, но их уровень оставлял желать лучшего, а уровень Фонда кино — это выход фильма в широкий прокат.

Исполнительной дирекцией было принято решение, которое поддержал совет фонда: часть денег перенести на осень и объявить еще один конкурс. Те проекты, которые были представлены, потенциально очень слабые.

— Если сравнивать с предыдущим годом?

— Да, в этом году хуже, поэтому и было принято такое решение. Мне поставили определенные задачи — увеличение доли российского кино, а те картины, которые потенциально могли бы сейчас получить государственную поддержку, эту задачу не смогли бы выполнить. Очень просто.

Почему фонд стал тщательнее отбирать претендентов на субсидии? Дело в недавней смене руководства, уверены эксперты. Член Гильдии продюсеров России Вячеслав Тельнов стал исполнительным директором Фонда кино в ноябре прошлого года, и у него совершенно другой подход, поясняет член Союза кинематографистов России Мария Безрук.

Мария Безрук член Союза кинематографистов России «Это, безусловно, цензурирование тематики. Министерство культуры давало совершенно четко разнарядки кинопроизводителям, какая тематика государству интересна, а какая нет. Государство хочет, чтобы снималось кино о героях, героической тематики, патриотической тематики. Слабому сценарию, который не способен выстрелить в прокате, окупить себя, Фонд кино денег не даст. Очень много было случаев, когда картины не окупались. Очевидно, что сегодня фонд рисковать не хочет. Фонд кино появился десять лет назад. Этого времени достаточно, чтобы понять позитивные направления в развитии и организации, понять ошибки, тем более когда меняется руководство. До этого Тельнов возглавлял студию «Ленфильм» и занимался продюсированием кино. Слава очень хорошо знает кинопроцесс, он прекрасно понимает потенциал того или иного проекта, того или иного сценария. И, естественно, придя на эту должность, Тельнов понимает, что от него ждут результатов».

Пока деньги Фонда кино достались 14 проектам от независимых студий. Среди них лента «Гипноз» Валерия Тодоровского, «Один вдох» Елены Хазановой и «Одиннадцать молчаливых мужчин» Алексея Пиманова.

Ранее в этом году фонд раздал субсидии на 2,5 млрд рублей ведущим киностудиям. Среди тех, кто получил деньги, — фильм «Пальмира» режиссера Алексея Учителя, продолжение ленты «Последний богатырь», картина о кругосветном полете Федора Конюхова на воздушном шаре от Федора Бондарчука.

 

Источник ➝

Дом у озера в Подмосковье: сколько стоит аренда, можно ли снять посуточно и есть ли свободный?

Летом хотя бы при частичном снятии ограничений многим захочется вырваться за город. Однако в этом сезоне сделать это будет не так просто

Клязьма, 30 километров от центра Москвы по Дмитровскому шоссе. Без пробок, которых сейчас почти нет, — полчаса. Пляж, инфраструктура рядом. Несколько небольших деревянных домиков с беседками на первой линии. По реке ходят яхточки и яхты, по берегу утки, после дождя потрясающая радуга, иногда даже двойная. Но смотреть на все это из окон этих самых домиков до сентября будут конкретные люди.

Мест нет:

— До 1 сентября все в аренде.

— То есть там прям месяцами снимают или просто все выходные?

— Нет, надолго сняли, несколько семей просто выкупили домики до 1 сентября. Если на один месяц — 220 тысяч, на два месяца — 210 тысяч. То есть чем больше выкупаете, тем дешевле. Одна семья выкупила на полгода, по 180 тысяч у них получилось за коттедж за месяц.

Та же Клязьма, но уже со стороны Пирогова, и цены примерно те же. И мест тоже нет. Отъезжаем от Москвы. На север. Завидово:

— Мы посуточно лето не будем работать. По крайней мере, до августа точно. То есть мы только на длинный срок.

— Хорошо, а длинный начинается от месяца?

— Да, от месяца, ближайшая дата пока август, но у нас еще есть июнь, июль неоплаченные бронирования.

— А сколько месяц? Я, правда, не рассчитывал на месяц, но тем не менее.

— 130 тысяч.

— А до воды там как, если вдруг жарко будет настолько, что купаться захочу?

— Два с половиной километра, это будет пляж отеля Radisson.

Едем на юг. Таруса. Из-за коронавируса до 1 июня туда, куда мы обратились, приезжать вообще нельзя. С начала лета работу местному турбизнесу разрешат, но при этом сдавать дома менее чем на две недели власти запретили, заявил редакции оператор одной из местных баз отдыха. Раньше можно было. Теперь нет. Однако во время этого же разговора домик на десять дней все же нашелся.

— Я вам могу предложить восьмой коттедж с 1-го по 12-е, он пока что доступен. Это на четыре персоны.

— И сколько он будет стоить?

— 14 тысяч за сутки, это с учетом скидки.

— Понятно, а это без завтраков, без всего? Это просто я арендую дом?

— Да, верно.

В остальном на июнь-июль тоже плотная запись. Но отчаиваться не стоит. На сайтах частных объявлений можно найти не базы отдыха, а просто отдельно стоящие дома от собственников. И вот та же Клязьма. Трехэтажный дом 380 квадратов на участке 12 соток. Камин, бильярд, 200 метров до воды, 30 тысяч за выходные. Июнь свободен:

— По датам вот выходные, первые, вторые выходные июня?

— Там свободно, пока свободно.

— А на сколько человек рассчитан?

— Где-то 12, максимум 15, не больше.

— Так, я смотрю, бильярд, а баня?

— Сауна есть.

— А беседка какая-то рядом?

— Ну, там, наверное, будет. У меня там яхта стоит, я ее на воду поставлю и будет.

Вид на яхты, уточек и радугу тот же, что из домиков по 220 тысяч в месяц.

 

Александр Лямин: вы не найдете ни одного бизнеса, для которого ничего не поменялось

«Сейчас происходят такие масштабные изменения, нужно дать бизнесам, заказчикам возможность адаптироваться»

Business FM спрашивает у предпринимателей, как пандемия повлияла на них лично, как они переживают режим изоляции и что видят из своего окна прямо сейчас. О своих впечатлениях от жизни в непривычных условиях рассказал основатель и генеральный директор Qurator Labs Александр Лямин. Его компания предоставляет услуги противодействия DDoS-атакам в России.

Прага потихонечку открывается, на улицах стало заметно больше людей, каждый первый в маске, безусловно, но потихоньку жизнь возвращается в норму.

Я ушел на самоизоляцию с 9 марта, потому что у меня были определенные признаки ОРВИ. В Чехии 16-го числа был введен строгий карантин, но свои зарубежные поездки я стал моделировать уже где-то с середины февраля, сворачивать их.

Вы не найдете ни одного бизнеса, для которого ничего не поменялось. На делах пока у нас все весьма и весьма хорошо. Я абсолютно уверен, что нас это тоже заденет, скорее всего, во втором-третьем квартале. Первый квартал у нас прошел четко по плану. На наших заказчиках это, конечно, сказалось, потому что большинство — это не госучреждения, не госкомпании, это обычный большой, малый, средний бизнес, банки.

Мы видим, как меняется структура потребительского спроса. Когда только начались какие-то первые попытки ввести карантинные меры в РФ, мы регистрировали кратный рост в сегменте доставки продуктов сразу же. То есть каждую неделю этот сегмент рос в два-три раза.

Сейчас происходят такие масштабные изменения, нужно дать бизнесам, заказчикам возможность адаптироваться, поэтому рублевые цены у нас были заморожены для тех индустрий, которые мы считаем социально значимыми: это образование, медицина, какие-то общественные ресурсы. До конца карантина мы предоставили бесплатное обслуживание.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх