Последние комментарии

  • Alexander Demidov
    Так может не каждый. Успехи и неудачи «нормандского» саммита
  • Василий Басков
    Наглое враньё. Живём в бывшей 30-ти километровой зоне АЭС,себестоимость порядка 40 копеек за киловатт. Одна из старых...Промышленники: реальная стоимость электроэнергии в России выше, чем в США
  • Ирина
    Люди не хотят жить на свалке и власть должна слушать и самое главное - услышать  людей. В Архангельской области и Коми прошли акции в защиту Шиеса

Масляева рассказала про фиктивные отчеты и работу с «фирмами-обнальщиками»

На процессе по делу «Седьмой студии» бывший главбух заявила, что из нее хотели сделать «козла отпущения». Однако свидетель покаялась в том, что составляла фиктивные отчеты и организовывала «черный нал»

В Мещанском суде столицы повторно допросили Нину Масляеву — главного свидетеля обвинения по громкому делу «Седьмой студии» — о хищении 133 млн рублей, выделенных на театральный проект «Платформа».

Ее выступление заняло шесть часов. Масляева подтвердила факт обналичивания денег для постановок, однако напрямую не смогла сообщить, были ли хищения. Бывший главбух «Седьмой студии» пояснила, что «не входила в круг руководителей», которые могли бы об этом знать.

Шестидесятилетняя Нина Масляева стала первым свидетелем обвинения на повторном процессе по делу учредителя АНО «Седьмая студия» и автора «Платформы» Кирилла Серебренникова, бывшего гендиректора данной организации Юрия Итина, экс-генпродюсера Алексея Малобродского и бывшей чиновницы Минкультуры Софьи Апфельбаум. Все они обвиняются в хищении в 2011-2014 годах путем мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ) 133 млн из 260 млн рублей, выделенных государством в виде субсидий. И хотя факт обналичивания денег все четверо признают, однако утверждают, что все средства были потрачены по назначению. По их словам, «живые деньги» нужны были для расчета с актерами, режиссерами и техническим персоналом.

Ранее Масляева уже давала показания другому составу суда в течение двух дней в январе 2019 года, однако в сентябре суд вернул дело на доследование. Это решение Мосгорсуд вскоре отменил, возвратив его в районную инстанцию на «второй круг».

Адвокат для успокоения

Как и в первый раз, свидетельница, заключившая сделку со следствием, пришла в суд с адвокатом Юрием Ефименковым. Правда, сейчас она представила его всем как обычного «слушателя». Это невероятно нервировало защитников, уличивших «зрителя» в том, что тот «подсказывает» свидетелю. Однако Масляева заявила, что тот просто ее «успокаивает». Она рассказала, что теперь не работает главбухом театра «У Никитских Ворот» Марка Розовского, а числится главным специалистом в некой коммерческой фирме.

Отвечая на вопросы прокуроров, свидетельница сказала, что на проект «Платформа» ее пригласил Юрий Итин (с последним она ранее трудилась в театре «Модерн». Там Масляева была заместителем художественного руководителя по вопросам финансов, а Итин — по общим вопросам. — Business FM).

«В 2011 году он позвонил и сказал, что будет создаваться новая организация «Седьмая студия». Он сказал, что, если я соглашусь работать, он познакомит меня со своими друзьями», — начала свой рассказ Масляева. На встрече в театре «Модерн» ей пояснили, что компания займется популяризацией современного искусства, а летом или осенью будет заключен контракт на 10 млн рублей. В том, что конкурс будет выигран, «сомнений не было»: Итин пояснил, что в министерстве у него есть свой человек — Софья Апфельбаум, которая будет помогать и «курировать» в министерстве компанию. Свидетель заверила, что сама лично чиновнице никаких денег не передавала, однако ей было известно, что Итин возил Апфельбаум в Санкт-Петербург. Чтобы заинтересовать ее в проекте, он катал ее на теплоходе, сказала она.

«Обнальщики» из числа знакомых

Что касается обналичивания денег, то, по словам Масляевой, этот вопрос встал на следующей встрече, которая состоялась на «Винзаводе». И если в ходе предыдущего допроса Масляева утверждала, что на встрече присутствовали Алексей Малобродский, Юрий Итин и Кирилл Серебренников, то теперь с уверенностью она смогла назвать только Малобродского. «Были ли Итин и Серебренников, не могу точно сказать», — уточнила она. Свидетельница заявила, что на встрече Малобродский попросил подыскать знакомых предпринимателей, которые за определенный процент займутся «обналичкой». Она предложила своего знакомого Валерия Синельникова из Санкт-Петербурга, который изначально работал за 8%, а начиная с 2012 года стал брать 10-12%.

Масляева пояснила, что знала его еще со времен работы в брянском театре, который Синельников возил на гастроли в Питер. В «Модерне» Синельников был заместителем худрука по гастролям.

Также в обналичивании денег участвовал бизнесмен Валерий Педченко и неофициальный бухгалтер «Седьмой студии» Элеонора Филимонова. В ходе допроса свидетеля выяснилось, что с последней Масляева ранее также работала вместе в театре «Модерн» и после ухода оттуда Масляева взяла Филимонову с собой на «Платформу», где та прокачивала деньги через свою фирму «Актив Эйм».

Масляева заявила, что часть обналиченных денег тратилась на зарплату, которая платилась из «черной кассы» в конвертах, часть тратилась на декорации. «Остальная часть… куда она расходовалась, я не знаю. Куда она тратилась, я не знаю. Меня не посвящали», — сказала Масляева. Коснувшись декораций к спектаклям, главбух заметила, что они были «никакими». Так, в одном из спектаклей они состояли из остова от поломанных машин и решетки.

При этом она заявила: Серебренников был в курсе, что «обнальщик» Синельников никаких реальных работ не проводил. При этом в министерство культуры отправлялись фиктивные финансовые отчеты, в которых указывалась приблизительная стоимость мероприятий, на взгляд Масляевой, «завышенная».

«Когда-то в самом начале говорилось, что на работе с министерством культуры все хорошо заработают. Это говорилось и Итиным, и Малобродским, и Серебренниковым. Тридцать миллионов рублей шли на проекты, а остальные деньги были обналичены и шли на личные цели», — заявила Масляева, добавив, что переживала из-за фиктивности отчетов. Однако ее успокоили, сказав, что Апфельбаум якобы знает об этом.

Вникнувшая в дело судья

Масляева не смогла ответить на вопрос суда о том, сколько денег было потрачено на проект «Платформа», пояснив, что ее «дело было сделать финансовые отчеты, обналичить деньги и привезти», а на вопрос судьи Олеси Менделеевой, известно ли ей о том, что кто-то из подсудимых похищал деньги из обналиченных сумм, она заявила, что «не входила в круг руководителей», которые могли об этом знать.

«Ну при вас открывали кассу и похищали?» — прямо спросила Масляеву судья.

«При мне не было», — ответила та, но вспомнила случай, когда она вместе с находящейся теперь в розыске генпродюсером «Седьмой студии» Екатериной Вороновой (она в какой-то момент сменила в этой должности Алексея Малобродского) ездила в банк гасить кредит за Кирилла Серебренникова. Масляева утверждала, что это был личный кредит режиссера в 3 млн рублей, за которого она дважды внесла по 76 тысяч рублей в банк из обналиченных денег.

В этот момент стало понятно, что судья Олеся Менделеева тщательно изучила дело. Стоит отметить, что еще на первом процессе защита представила копию кредитного договора Серебренникова не на 3 млн, а на 6 млн рублей, которые тот взял в конце 2013 года в банке «Хованский» не для себя лично, а на нужды АНО «Седьмая студия», так как имели место задержки в поступлении бюджетных денег.

«А вам известно что-либо о том, чтобы Серебренников, Малобродский и Итин брали какие-то кредиты, чтобы вкладывать деньги в мероприятия «Платформы»?» — спросила свидетеля судья. Однако Масляева была не в курсе этого.

Отвечая на вопросы прокурора, она сказала, что ее позвали на проект как хорошего бухгалтера, но потом она пришла к выводу, что ее просто использовали. «Я человек из провинции, ранее судима. Они хотели меня привлечь, сделать из меня козла отпущения», — заявила Масляева.

«Откровенная ложь»

Свое мнение о показаниях Масляевой на заседании высказали и четверо подсудимых. Так, Алексей Малобродский назвал их «откровенной ложью», отвергнув утверждение Масляевой, что идея обналичивания денег принадлежала якобы ему.

А Кирилл Серебренников опроверг слова главбуха о том, что он встречался с ней в театре «Модерн», обговаривая будущую схему работы. Он заявил, что такой встречи «никогда не было», как и того, что он якобы «подписывал бумажки по госконтракту» (режиссер утверждает, что отвечал за художественную часть проекта, а финансами не занимался. — Business FM). При этом Серебренников прокомментировал слова Масляевой о том, что при ней Екатерина Воронова взяла из кассы 300 тысяч рублей и отвезла ему. «Триста тысяч — это была задолженность мне по зарплате, которую несколько месяцев Воронова мне не выплачивала», — пояснил режиссер.

Софья Апфельбаум подтвердила слова Масляевой о том, что они виделись с ней четыре раза в жизни. «Но ни на каком корабле я не плавала ни с Итиным, ни с Малобродским», — заявила подсудимая. При этом она была не согласна с заявлением Масляевой о завышенной стоимости работ. «Я до сих пор считаю, что стоимость мероприятий у «Платформы» была ниже, чем по другим проектам Минкультуры», — сказала подсудимая.

Не был согласен с Масляевой и Юрий Итин. Он подчеркнул, что «инициатива трудоустройства на «Платформу» исходила от нее самой», и упрекнул главбуха в том, что она не сообщила о судимости при устройстве на работу. «Общее заключение о том, что она была приглашена как жертва, — это ее личное мнение, я к нему отношусь соответствующе», — заявил Итин.

После этого к допросу свидетельницы подключились адвокаты. Они пытались убедить суд в том, что Масляева пытается выгородить себя, переложив вину на других фигурантов.

Но заключившая сделку со следствием фигурантка стояла на своем. Она заявила, что действовала незаконно. «Я составляла фиктивные отчеты и работала с фирмами-обнальщиками» — так описала она свою роль. На ее взгляд, виноваты и другие подсудимые. На вопрос судьи, что она подразумевает под хищением, свидетель ответила так: «Они неправомерно получали зарплату — раз, работали с фирмами-обнальщиками — два. И раз все было правильно, то зачем тогда надо было сжигать документы [бухгалтерии] — это три».

Покаяние в суде

Масляева сказала, что получала ежемесячно зарплату в размере 150 тысяч рублей за «незаконные действия». Всего же за время «Платформы» ей было выплачено в виде зарплаты около 5 млн рублей.

Позже по ходатайству прокурора Михаила Резниченко были оглашены показания Масляевой, которые та давала на следствии и ранее в суде. И если на процессе главбух «Седьмой студии» уверяла, что практически не общалась с режиссером, так как не входила в его близкий круг, то на следствии она утверждала, что чуть ли не Серебренникову принадлежала идея обналичивания бюджетных денег. Так, в протоколе допроса 12 сентября 2017 года Масляева сказала, что именно Серебренников говорил, что «наличные деньги легче похитить, поэтому их нужно обналичить», а «Итин и Малобродский были согласны с Серебренниковым».

На разночтения обратила внимание судья, которая заметила, что в разных показаниях Масляевой много деталей, которые разнятся. В ответ свидетель призвала верить тому, что она сказала в суде 13 ноября. «А тем показаниям, которые прокурор оглашал?» — спросила судья. Однако Масляева сочла, что прокурор огласил «то же самое».

На этом допрос главного свидетеля обвинения был завершен. Процесс продолжится 14 ноября. Всего в списке свидетелей обвинения 47 человек.

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх