Business FM

66 345 подписчиков

Свежие комментарии

  • игорь ягодин
    Ты колхозный дурачек... Тебя разводят и хохлы и запад, а в итоге хотят уничтожить и те и другие и скорее всего у них ...Лукашенко: задерж...
  • Андрей Ястребов
    Могли из Крыма в Стамбул? Дебил конченый, из Крыма в Стамбул рейсов нет.Лукашенко: задерж...
  • Семенков Александр
    Дебил что ли? Видно окончательный.Лукашенко: задерж...

В поддержку Ивана Сафронова высказались журналисты кремлевского пула

В поддержку Ивана Сафронова высказались журналисты кремлевского пула

Сотрудники ТАСС, «Российской газеты», РБК, «Ведомостей», «Дождя», «МК» записали видеообращение. У СИЗО «Лефортово» проходит акция в поддержку Сафронова, некоторых участников задержали

Обновлено в 18:36

Представители СМИ, работающие в кремлевском пуле, поддержали Ивана Сафронова — бывшего сотрудника «Коммерсанта» и «Ведомостей», в последнее время работавшего советником главы «Роскосмоса». Они записали видеообращение.

В поддержку Ивана Сафронова выступил кремлевский пул журналистов. Коллеги по пулу, лично знающие Сафронова, говорят о нем как о профессионале высочайшего класса и не верят в то, что он мог совершить госизмену. Они требуют опубличить имеющиеся у ФСБ доказательства. #СвободуИвануСафронову #СвободуСафронову

Опубликовано Sophia Samokhina Понедельник, 13 июля 2020 г.

Участие в записи ролика приняли сотрудники РБК, ТАСС, «Дождя», «Российской газеты», «Московского комсомольца» и «Ведомостей». Они подчеркнули, что Сафронов «всегда добросовестно выполнял свою работу», а о фактах в этом деле «не известно ничего».

Как отметила Светлана Бочарова из «Ведомостей», «обществу предлагается верить в объективность следствия и суда, но такое высокое доверие еще надо заслужить».

ФСБ 13 июля предъявила Ивану Сафронову обвинение. В Москве у СИЗО «Лефортово» проходит акция в его поддержку, там собрались около ста журналистов, задержали как минимум 11 ее участников, сообщает «Медуза». Многие пришли в футболках «Свободу Ивану Сафронову».

Полиция требует не собираться на тротуаре и не мешать проходу граждан. Среди задержанных корреспондент издания «Холод» Мария Карпенко, бывшая журналистка «Ведомостей» Татьяна Морозова, журналисты «Коммерсанта» Ольга Алленова, Алла Пугачева, Анна Поваго, Анна Васильева и Александр Черных, корреспондент «Автозак Live» Максим Кондратьев, член профсоюза журналистов Софья Русова, корреспондент «Коммерсантъ FM» Петр Пархоменко, главный редактор издания «Холод» и бывший журналист «Медузы» Таисия Бекбулатова, журналистк Арина Бородина. Два автозака с задержанными уже уехали.

О происходящем у СИЗО рассказал с места событий обозреватель Business FM Андрей Жвирблис.

Андрей Жвирблис обозреватель Business FM «Народ продолжает стоять, задержания продолжаются. Я видел весь бывший состав отдела политики «Коммерсанта». Масса разных коллег с разных каналов — и государственных, и независимых. Люди между собой общаются, берут друг у друга интервью. Сначала полиция, в общем-то, и не реагировала достаточно долгое время, а потом начала задерживать тех, кто давал развернутые интервью, когда к ним стекались коллеги с камерами, по десять камер сразу. Половина людей пришла пообщаться, половина людей пришла, как я, поработать. Такое ощущение, что не журналистов там практически не было, какое-то совершенно корпоративное явление. Сначала задержания были несколько хаотичны. Потом абсолютно все задержания проходили только по той причине, что люди стояли в майках «Шпионования», «Свободу Ивану Сафронову». Мне такую майку подарили, но я ее надевать не стал. На моих глазах задерживали девушку, она была в такой майке. Полиция вела себя довольно корректно. Время от времени начинают объявлять, что эта акция не согласована с исполнительной властью, потом время от времени кого-то выдергивают».

Член профсоюза журналистов Софья Русова, которую одной из первых задержали около СИЗО «Лефортово», рассказала радиостанции, что написала обязательство о явке и ее уже отпустили.

Софья Русова член профсоюза журналистов «У меня был очень маленький плакат А4, на нем было написано «Свободу Ивану Сафронову!». Я бы даже не считала это каким-то плакатом, честно говоря. Простояла недолго, несколько минут. Сотрудники полиции в составе нескольких человек взяли меня под руки, я не сопротивлялась, но они достаточно активно меня вели в автозак, где я просидела полчаса в душном автозаке. Представилась, показала свой паспорт, удостоверение члена профсоюза журналистов. Потом я еще какое-то время там просидела. Они мне не представились, сказали: ну вы, наверное, не первый раз. Я говорю: да нет, вы знаете, как раз первый раз, и пришла потому, что действительно возмущена этой ситуацией. Позже меня отвезли в ОВД «Лефортово», не хотели сначала пускать адвоката, потом пустили. Я написала объяснение, и меня обязали написать обязательство о явке на 20 июля. Я не могу сказать, что это было мягкое задержание, но грубости и прямого физического насилия не было».

Адвокат Сафронова Иван Павлов, выступая около СИЗО, заявил, что защитники решили разделиться: Павлов останется за стенами СИЗО и будет информировать журналистов о том, что происходит в следственном управлении ФСБ. Это связано в том числе с тем, что у адвокатов могут отобрать подписку о неразглашении тайны следствия, и тогда давать комментарии по существу дела будет нельзя.

Если защитник не дает такую подписку, он берет на себя определенные риски, говорит адвокат Алхас Абгаджава.

Алхас Абгаджава адвокат «Нет такого обязательства, чтобы адвокат был обязан дать такую подписку, если следствию вдруг такое захотелось. По определению адвокат и так не может разглашать то, что стало ему известно, в силу закона об адвокатской тайне, кроме тех случаев, когда позиция согласована с подзащитным и огласка может принести пользу, а не вред. Следственные органы даже не по таким делам, а даже по менее значимым, порой даже совершенно не тяжким, берут подписку о неразглашении, потому что, видите ли, были случаи в практике, когда информация от адвокатов уходила к возможным соучастникам и те скрывались. Но я считаю, то, что адвокат берет на себя смелость не давать такую подписку, это правильно, это здорово, никто не может заставить давать такую подписку. О неразглашении государственной тайны — да, а о неразглашении материалов следствия, которые стали известны адвокату, слушайте, если это полезно для защиты, почему адвокат не может этого делать? Это проблема следствия, как они будут секретить свои материалы. В делах о госизмене, я просто убежден, что в 100% дел с адвокатов брали или пытались брать подписку о неразглашении. О том, что адвокаты сейчас открыто говорят, что они такую подписку давать не будут, я слышу, наверное, не в первый раз, кстати, от того же самого, наверное, Ивана Павлова. Он достаточно смелый, хороший и грамотный адвокат, и он занимает такую позицию, потому что понимает, что в таком деле в тишине и в тайне могут совершаться самые ужасные вещи. На следствие это никак не повлияет. Они до ознакомления с материалами дела вообще никаких материалов адвокату не покажут, и они в своем праве».

ФСБ пока не предоставила никаких доказательств вины Ивана Сафронова, отметил Иван Павлов в беседе с Business FM.

Иван Павлов адвокат «Знакомили с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого, которое просто идентично другому документу, с которым мы уже ознакомились на прошлой неделе в суде при избрании меры пресечения, — я имею в виду постановление о возбуждении уголовного дела. Ничего не стало известно, все те же витиеватые фразы, абсолютно не обоснованные ничем подозрения. Теперь просто эти подозрения надо называть обвинениями. Будет сейчас составлен протокол допроса Ивана в качестве обвиняемого. Все наши вопросы следствию по непонятным обвинениям мы зафиксируем в этом протоколе, попросим следствие ответить на эти вопросы. В тексте тех процессуальных документов, с которыми мы ознакомлены, есть упоминание некоторых экспертиз, но сами экспертизы нам не предъявили. Это не экспертизы даже, это заключения специалистов. То есть мнение некоторых лиц, которые даже не предупреждены об уголовной ответственности».

Утром 13 июля на Госпитальном мосту недалеко от СИЗО «Лефортово», где находится Сафронов, вывесили баннер в его поддержку.

После задержания Сафронова журналисты выходили на одиночные пикеты у здания ФСБ. Тогда задержали около 20 человек.

Сафронов работал в «Роскосмосе» с мая 2020 года. Из «Коммерсанта» он ушел из-за статьи о возможном уходе Валентины Матвиенко с поста председателя Совета Федерации. После этого издание покинули еще 11 журналистов, в том числе отдел политики в полном составе.

Сафронова задержали 7 июля. Он арестован до 6 сентября. Процесс закрыт. С момента ареста Сафронова прошло шесть дней. Его адвокат Иван Павлов пояснил Business FM, что предъявление обвинения укладывается в положенные сроки.

Иван Павлов адвокат «Уголовно-процессуальный кодекс предоставляет следствию для этого десять дней с момента избрания меры пресечения. Ничего не прояснилось за последние дни, к сожалению, я думаю, что сегодня ничего нового мы не узнаем. Все основные обоснования своих подозрений следствие должно было представить во время избрания меры пресечения в суде. Однако этого не сделали, и суд удовлетворился пустыми материалами. На наш взгляд, обвинение неконкретно, мы обязательно воспользуемся возможностью, которая есть, а именно встречей со следователями, чтобы сформулировать вопросы им, ответы на которые должны прояснить хоть что-то».

Как рассказывали представители защиты, Сафронова заподозрили в том, что он передавал секретные данные Чехии, а конечным получателем якобы были США. Он не признает вину и считает, что дело против него завели из-за профессиональной деятельности. Его поддержали многие журналисты. Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин заявил, что не сомневался «в высоком профессионализме и личной порядочности Сафронова».

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх