Салин: силовики демонстрируют, что последнее слово всегда будет за ними

Стало известно о появлении в деле о летних протестах в Москве новых фигурантов. Четыре человека задержаны, двое скрылись от следствия. В чем их обвиняют?

По версии следствия, 27 июля на Рождественке Егор Лесных и Максим Мартинцов повалили сотрудника Росгвардии на тротуар. Еще один задержанный Андрей Баршай разбежался и в небольшом прыжке толкнул корпусом росгвардейца в спину. Четвертый фигурант Владимир Емельянов, по версии следствия, силой удерживал росгвардейца. Еще два человека скрылись от следствия, но они, судя по всему, тоже подозреваются в применении насилия к силовикам.

Свою позицию Следственный комитет подкрепил видеозаписями.

В кадре росгвардеец бьет кого-то дубинкой и двое молодых людей, пытаются оттащить бойца в сторону. Один из них при этом падает сам, и они заваливают росгвардейца вместе собой. С высокой долей вероятности можно предполагать, что аргументом защиты будет: «они хотели остановить избиение». Другое дело, что далее человек в точно такой же одежде, как и мужчина, случайно уронивший росгвардейца, целенаправленно бьет ногой силовика, стоящего к нему спиной.

Еще один молодой человек на видео действительно прыгает плечом на человека в форме. Вопрос — насколько серьезный ущерб был нанесен бойцам в бронежилетах такими действиями — дискуссионный, но факт физического контакта зафиксирован. В отличие от дела Устинова, в отличие от брошенных в сторону силовиков пластиковых бутылок и бумажных стаканчиков. Но почему, имея в распоряжении и такие видео, сначала нужно было пытаться посадить тех, кто вообще просто проходил мимо? Времени разбираться не было, считает ведущий эксперт Центра политического анализа Михаил Захаров.

Михаил Захаров ведущий эксперт Центра политического анализа «Была реакция первая: «Хватай мешки — вокзал отходит». Нужно срочно, срочно кого-нибудь задержать, но задерживали не тех, кого можно было хоть в чем-то обвинить, и в результате, вышел полнейший скандал. Ну а когда собрали какие-то, как представляется силовикам, доказательства, то пошла вторая волна задержаний. Первая волна того, что называют «московским делом», она, по факту развалилась. Силовые органы опозорились. В некоторых случаях они были вынуждены людей отпускать, как там Миняйло, например. А в ряде случаев были вынуждены давать какие-то позорные пересмотренные приговоры, год условно, как Устинову. Они, по сути, делают вид, что за ними следующий раунд, что они не просто так едят свой хлеб».

При этом в сложившейся ситуации как минимум более логичных дел в отношении тех, кто организовывал и участвовал в попытках прорыва оцепления, нет. А попытки были. С прямыми столкновениями с силовиками, произошедшими по инициативе митингующих.

Возможно, все впереди, но тогда возникает еще один вопрос — зачем после такой волны возмущения, которую подняли первые аресты и приговоры по этому делу запускать вторую? Ведь, очевидно СМИ (не все, но многие) теперь будут подробно рассказывать о новых фигурантах, при том, что, как выразился даже телеведущий Максим Галкин, в обществе поняли намек. Очень хорошо поняли. Полицейских нельзя не только бить, но даже трогать. И несогласованная акция, прошедшая после первых арестов, была малочисленна, и когда митингующих не пытались задерживать, они сами к силовикам даже не подходили.

Так если, казалось бы, главная цель достигнута, зачем провоцировать новый виток? Потому что главная цель не в этом, говорит директор центра политологических исследований Финансового Университета Павел Салин.

Павел СалинПавел Салин директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ «Чтобы ни у кого абсолютно не оставалось ни малейшей возможности, желания, ни малейшей мысли трактовать ситуацию вокруг снятия обвинения с ряда участников как признак даже малейшей слабины силовиков, сейчас демонстрируется новый этап, который призван показать, что последнее слово всегда будет за силовиками».

А слово, как известно, всегда лучше подкреплять делом. В данном случае для верности было выбрано уголовное.

 

Источник ➝

Зеркало экономики

О чем свидетельствует статистика грузоперевозок по железной дороге? Что говорят эти данные о работе российской промышленности и сельского хозяйства?

Сегодня обсудим итоги первых четырех месяцев года. К сожалению, погрузка, как и следовало ожидать, сократилась. Падение составило 4,3%. А если говорить об апреле, то падение составило почти 6% по сравнению с апрелем 2019 года. Сказывается общая эпидемиологическая обстановка в России и в мире и, соответственно, ее влияние, как на российскую, так и на мировую экономику.

Основной вклад в снижение погрузки внес самый массовый груз железных дорог — каменный уголь, минус 10% за четыре месяца. Тут виноват не только коронавирус и падение мировой потребности в энергетике, но и аномально теплая зима, определившая снижение спроса на твердое топливо со стороны предприятий жилищно-коммунального хозяйства. Нефтеналивные грузы упали на 4,7%. В то же время уголь и нефтепродукты показали хороший рост отправки в адрес наших портов. О погрузке угля и нефтепродуктов в такой последовательности рассказывает президент Института исследования проблем железнодорожного транспорта Павел Иванкин.

Павел Иванкин президент Института исследования проблем железнодорожного транспорта Отгрузка через морские гавани находится в плюсовой зоне. За четыре месяца было отгружено более 50 млн тонн, плюс 1,2% к 2019 году. Еще один крупный игрок среди грузов — нефть и нефтепродукты. Отставание практически на 5%. Но опять же плюс отгрузки через морские гавани — 3,4%. То, что творится на рынке нефти сегодня, отражается на рынке перевозки и нефтепродуктов. Сделать прогноз сейчас довольно сложно, поэтому пока фиксируем ситуацию в красной зоне.

Упали почти на 9% перевозки черных металлов. И это тоже легко объясняется падением мирового спроса. Для примера достаточно посмотреть на производство автомобилей, которое в начале года рухнуло. А Европа только-только открывает свои автозаводы. Но есть и лидеры грузоперевозок по железным дорогам, которые оказались в плюсе. В частности — строительные и другие грузы.

Положительными выглядят перевозки зерна, сохраняются в зеленой зоне, произошел серьезный прирост. Хорошо растут сегодня строительные грузы. Здесь только в апреле было отгружено десять млн тонн. А всего с начала года — практически 40 млн тонн, прирост составляет больше 4%. При этом мы видим, что перевозки цемента отстают. В основном идет потребление строительных грузов в виде щебня и инертных материалов.

Строительные грузы заслуживают чуть больше внимания. Эта отрасль открылась в России раньше других, а перерыв в ее работе был относительно небольшим. И не будем забывать, что строительство — это ключевой драйвер развития экономики. Так что четырехпроцентный рост этих грузов дает надежду. Еще одна положительная тенденция — рост перевозок в контейнерах, а это, как мы не раз замечали, — самый современный способ доставки грузов.

Планируется перевозить в контейнерах черные металлы, цветную руду, серное сырье. Большой прирост виден в сегментах картофеля, овощей, фруктов, остальных продовольственных продуктов. Здесь Российские железные дороги предоставили определенные тарифные преференции. В целом, в контейнерах было перевезено с начала года 17 млн тонн, это на 15% больше, чем годом ранее. Хорошо в контейнеры грузятся химикаты, прирост составил практически 33%, и лесные грузы.

И еще одна важная деталь. Несмотря на общее падение, в плюсе оказались перевозки наших товаров на экспорт. Мы уже упоминали про рост поставок угля и нефтепродуктов в адрес наших портов. Если посмотреть на цифры погрузки в основных морских воротах страны, то они выглядят весьма обнадеживающими. Экспорт и дальше будет поддерживать объем наших грузоперевозок по железным дорогам, полагает эксперт.

Перевозки на экспорт остаются в зеленой зоне и неплохо себя чувствуют. Так, мы видим, что в адрес российских портов погружено практически 28 млн тонн, что на 10% больше, чем в 2019 году. На Северо-Запад было отгружено на 7,5% больше, на Азово-Черноморский бассейн — на 18%, на Дальний Восток — на 8,8%. Поэтому, несмотря на такую негативную тенденцию в плане снижения грузов и тех прогнозов, которые мы сегодня видим, ситуация на экспортных направлениях довольно стабильная. Я думаю, что она будет поддерживать качественную часть в плане объемов перевозок.

Вернемся к контейнерам. Стоит заострить внимание на еще одной цифре. Такие перевозки в апреле по маршруту Китай-Европа-Китай выросли в 1,7 раза по сравнению с данными за апрель прошлого года. Это свидетельствует о том, что Азия постепенно приходит в себя после пандемии. Также начинает открываться и Европа. Будем надеяться на восстановление промышленности и ждать увеличения объемов грузоперевозок. Вскоре придут данные за май, заглянем в «Зеркало экономики» через месяц.

 

Минздрав решил не включать в статистику COVID-19 зараженных без жалоб. Это противоречит рекомендациям ВОЗ?

Рекомендацию министерства здравоохранения кодировать бессимптомные случаи коронавируса особым образом можно назвать нестандартной

Минздрав решил не включать в статистику случаев COVID-19 заболевших, у кого нет жалоб. Министерство выпустило соответствующие рекомендации.

Россия сейчас на третьем месте в мире по количеству заболевших коронавирусом. С начала пандемии в стране зарегистрированы 370 680 случаев заболевания.

Решение Минздрава России кодировать бессимптомные случаи коронавируса особым образом можно назвать нестандартным.

Как указано в методических рекомендациях министерства, «в случае выявления вируса при отсутствии жалоб, объективной и дополнительной информации данное состояние следует расценивать как носительство вируса и кодировать рубрикой Z22.8». Согласно документу, такие случаи в статистику заболеваемости и смертности не включаются.

Такой подход прямо противоречит рекомендациям Всемирной организации здравоохранения. Как указано в документе, доступном на сайте ВОЗ, пациенты с положительным тестом на COVID-19, у которых нет симптомов заболевания, должны кодироваться рубрикой U07.1 — так же как и другие подтвержденные носители вируса. Рубрика же Z22.8, которую предлагает использовать Минздрав, в актуальной версии Международной классификации болезней называется «Носитель других инфекционных заболеваний» и не рекомендована к использованию в условиях пандемии.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх