Прокуратура рассказала про гувернанток и уборщиц полковника ФСБ Сенина

Суд приступил к рассмотрению иска Генпрокуратуры. Она просит обратить в доход государства имущество подельника Дмитрия Захарченко полковника ФСБ Дмитрия Сенина и его родных на общую сумму более 380 млн рублей. Ответчики иск не признали

Гагаринский суд Москвы 5 февраля приступил к рассмотрению иска Генпрокуратуры, которая просит обратить в доход государства имущество полковника ФСБ Дмитрия Сенина, а также его родных и доверенных лиц на общую сумму более 380 млн рублей. Следственный комитет считает объявленного в розыск силовика подельником полковника МВД России Дмитрия Захарченко, ставшего известным на всю страну благодаря рекордной сумме в 9 млрд рублей, найденной при обысках.

На заседании 5 февраля представитель надзорного ведомства заявил о том, что имущество — квартиры, машины и землю — ответчики приобрели на нетрудовые доходы и явно не без помощи Сенина, который жил на широкую ногу. Так, своему водителю Виктору Клуженкову Сенин платил столько же, сколько и сам получал на службе. Кроме того, у полковника в штате помимо водителя имелись гувернантки и уборщицы.

В свою очередь, представители ответчиков на протяжении нескольких часов старались опровергнуть эти доводы, убеждая суд в ошибочности прокурорских расчетов и необоснованности требований.

15 ответчиков

Сенин, служивший в Управлении «М» ФСБ России и женатый, по данным СМИ, на сестре бывшего сотрудника ГУЭБиПК МВД России Дмитрия Захарченко, исчез в конце апреля 2017 года. Уходя на обед, он оставил сослуживцам ключ от сейфа, удостоверение и рапорт об увольнении из ФСБ. С обеда он не вернулся, предположительно покинув Россию по подложным документам, писала «Новая газета».

Заочно ему предъявили обвинение в дезертирстве, а также в двух эпизодах получения взяток в особо крупном размере (ч. 1 ст. 338 УК РФ и ч. 6 ст. 290 УК РФ) от владельца сети элитных ресторанов La Maree, уроженца Туниса Меди Дусса.

Всего помимо Сенина в числе ответчиков фигурируют 13 физических и одно юридическое лицо — ООО «Апартс». Среди тех, чье имущество просит изъять прокуратура, жена Сенина Ольга, его сестры Елена Сенина и Ирина Малолкина, теща Галина Сулеменко, моряк дальнего плавания Виктор Ягур (дядя жены Сенина), а также водитель Виктор Клуженков и бывший сотрудник Следственного управления СК на транспорте Иван Кожевников.

Иск об обращении их имущества в доход государства подал замгенпрокурора Виктор Гринь. Он просит изъять 28 объектов недвижимости (жилые дома, земельные участки, квартиры, машино-места), расположенных в Москве, Московской области и в Сочи, а также пять автомобилей Ford Mondeo, Skoda Octavia, Lexus, Toyota Land Cruiser и Merсedes-Benz, зарегистрированных на Сенина и его близких.

В Генпрокуратуре считают, что это имущество было получено из незаконных источников, обнаружено и изъято в ходе расследования уголовного дела Сенина. Его общую стоимость прокуроры оценили более чем в 380 млн рублей.

Доверенный водитель и декларации о доходах

Прокурор Дмитрий Демидов, представляющий интересы надзорного ведомства в суде, был лаконичен. Он поддержал иск. По его словам, прокурорская проверка установила, что доход Сенина был «несоизмеримо меньше имущества, зарегистрированного на его близких или доверенных лиц». Более детально он обещал высказаться в прениях и «внести некоторую ясность» по документам, которые в суд представили его оппоненты. «Я думаю, там будет что сказать», — внес он интригу.

Так, он заявил, что дорогостоящие автомобили, например Ford Mondeo, Клуженков покупал там же, где и другие машины, оформленные на доверенных лиц Сенина. «Когда Сенин покидал расположение службы, он постоянно с ним находился, организовывал встречи. Клуженков после того, как скрылся Сенин, проживал на территориях отелей с использованием конспирации на его денежные средства», — заявил прокурор.

Он добавил, что после возбуждения уголовного дела один из автомобилей стоимостью 5 млн рублей был несколько раз продан по заниженной стоимости всего за 200 тысяч рублей. «Это была не техническая ошибка, а спланированные действия, направленные на сокрытие имущества, принадлежащего Сенину», — утверждал Демидов.

В свою очередь, его оппоненты, адвокаты ответчиков, обвинили прокуратуру в некомпетентности. Они заявили ряд ходатайств, в частности, об истребовании рапортов из личного дела Сенина, хранящихся в кадровой службе Минобороны.

По словам адвоката Елены Мартыновой, представляющей интересы Ольги Сениной, рапорты составлялись после проверок деклараций о доходах Сенина и членов его семьи на предмет наличия или отсутствия коррупционной составляющей. «Прокуратура истребовала только то, что ей было нужно. Но есть заключение службы безопасности, в котором указано, что все имущество Сенина задекларировано и соответствовало его доходам», — подчеркнула она.

Мартынова отметила, что только в 2014-2016 годах доход ее доверительницы как индивидуального предпринимателя составил более 30 млн рублей, и посетовала на то, что прокуроры даже потребовали изъять гараж, который был в собственности ее клиентки еще до замужества.

Странные расчеты

По мнению представителей ответчиков, прокуратура не доказала, что собственность Сенина и его родных была куплена на нетрудовые доходы, неверно рассчитала стоимость имущества и не учла продажу машин при покупке новых. Кроме того, адвокаты обратили внимание суда на то, то многие объекты были куплены Сениным и его родными задолго до 2014 года, когда, по версии следствия, силовик получил взятки.

«Вы указываете в иске квартиру в доме 6 на улице Винокурова, которая в равных долях принадлежала Ольге Сениной и ее мужу. Вы знаете, что она была приобретена десять лет назад по рыночной стоимости, когда был совсем другой рынок недвижимости и другие цены и когда Сенин еще ни в чем не обвинялся?» — наступала на прокурора Елена Мартынова.

«При оценке квартиры я руководствовался кадастровой стоимостью (она превышает рыночную — Business FM)», — признал прокурор. «А вы вообще знаете, когда кадастровая стоимость появилась в законе?» — удивилась адвокат. «Достаточно того, что она существует сейчас», — парировал представитель прокуратуры.

Адвокаты рассказали, что Сенин задекларировал шесть машин, которые принадлежали его семье. При этом один автомобиль купила его супруга до брака, остальные приобретались в кредит после продажи предыдущей машины. «Брался кредит на недостающую сумму, выплачивался постепенно, а потом машина продавалась и покупалась другая», — пояснила Елена Мартынова.

Прокурор вынужден был признать, что при подсчете стоимости имущества продажу машин не учитывали. А на вопрос, почему этого не было сделано, ответил просто: «В материалах дела есть данные о том, что Сенин и его родные жили на доходы, которые не ограничивались его зарплатой. Был нанят Клуженков, который получал 120-130 тысяч в месяц, то есть зарплату, сопоставимую с зарплатой самого Сенина, а до этого [у Сенина] были уборщицы и гувернантки».

Назвав эти тезисы голословными, представители ответчиков Татьяна Мартынова, Елена Кулик и Елена Шевчук заявили, что, во-первых, родные и знакомые Сениных не попадают под действие закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих госдолжности» (именно на нем прокуратура основывает свой иск), а во-вторых, она сами могли купить себе имущество, на которое накопили, заработали или брали кредиты.

Так, они пояснили, что ответчица Ирина Малолкина — вторая сестра Дмитрия Сенина. По словам адвокатов, уехавшая в Израиль, она в свое время брала кредит и купила две квартиры, одну из которых подарила своей сестре Елене Сениной.

Не друг, но коллега жены

Показания в свою защиту в суде дал бывший сотрудник Межрегионального следственного управления на транспорте Иван Кожевников, которого прокуратура считает другом и доверенным лицом Сенина. Он заявил, что эта версия строится лишь на показаниях единственного свидетеля — его бывшего коллеги Эдуарда Сандрукяна, осужденного за мошенничество и теперь ставшего адвокатом. Тот заявил, что несколько раз видел, как в кабинете Кожевникова несколько человек, включая Сенина, пили чай. Они что-то обсуждали, поэтому Сандрукян пришел к выводу, что между Сениным и Кожевниковым сложились «хорошие, тесные деловые отношения».

«Моя дверь была с возвратным механизмом, поэтому, проходя мимо, Сандрукян не мог видеть у меня в кабинете Сенина. Хотя он мог у меня быть, но только по рабочим моментам», — ответил Кожевников на доводы прокуратуры. Он добавил, что Сенин служил в управлении «М», которое занимается расследованием преступлений в правоохранительных органах, а потому у попавшего под следствие Сандрукяна был мотив ему отомстить.

Кожевников рассказал, что уволился со службы в 2010 году и с тех пор видел Сенина несколько раз лишь в общих компаниях в 2013-2016 годах. «При этом мы только здоровались и не общались», — заверил он.

По словам Кожевникова, на протяжении нескольких лет он владел несколькими компаниями, которые занимались консалтингом в области коммерческой деятельности, строительством и оказанием риелторских услуг. У фирм были многомиллионные обороты. При этом Кожевников не стал отрицать, что был знаком с женой Сенина Ольгой. Он сообщил, что она как индивидуальный предприниматель занималась ремонтом в девяти квартирах, которые он купил. За это ей заплатили 23 млн рублей, сказал Кожевников.

Процесс по делу продолжится 5 марта. Ожидается, что к этому времени в суд поступят затребованные защитой документы о проверках деклараций о доходах семьи Сенина. Также в суд явятся для допроса пять свидетелей. Будет ли в этот день вынесено решение, сказать сложно.

1 декабря 2017 года Никулинский суд Москвы обратил в доход государства имущество полковника Дмитрия Захарченко, а также девяти его родственников и знакомых на сумму около 9 млрд рублей. Тогда процесс занял пять судебных заседаний.

 

Гражданина США отправили в СИЗО вместе с бывшей помощницей Дворковича

Оба проходят по делу о получении взятки в 4 млн рублей. Свою вину фигуранты отрицают. Выходец из России Джин Мирон Спектор связывает уголовное преследование с переделом на фармацевтическом рынке

Басманный суд Москвы 20 февраля вечером санкционировал арест гражданина США Джина Мирона Спектора, а также помощницы бывшего вице-премьера Аркадия Дворковича Анастасии Алексеевой. Последней инкриминируют получение взятки на сумму не менее 4 млн рублей в виде оплаты поездок за рубеж за лоббирование интересов производителей медпрепаратов.

Американцу вменяют посредничество. Оба фигуранта вину отрицают.

Уголовное дело, фигурантами которого стали 48-летний выходец из России Джин Мирон Спектор, а также россияне Анастасия Алексеева, Максим Якушин и Вадим Белоножко, было возбуждено 2-м отделом по расследованию особо важных дел Следственного комитета России днем 19 февраля по ч. 4 ст. 290 УК РФ («получение взятки в особо крупном размере»), ч. 4 ст. 291 УК РФ («дача взятки в особо крупном размере») и ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере»).

По версии следствия, в 2016 году директор по корпоративным вопросам ООО «Проммед ДМ» Максим Якушин (с 2014-го по 2017 год он занимал должность генерального директора ООО «Проммед Рус») при посредничестве советника гендиректора АО «Р-фарм» Вадима Белоножко и американского бизнесмена Джина Мирона Спектора дал взятку Анастасии Алексеевой.

В то время она являлась помощницей Аркадия Дворковича, занимавшего пост зампредседателя правительства. Со счетов подконтрольных коммерческих фирм Якушин оплатил Алексеевой и членам ее семьи новогоднюю поездку в Таиланд, а также отдых на майские праздники в Доминикане. Каждое турне обошлось не менее чем в 2 млн рублей.

В обмен чиновница «оказала содействие в рассмотрении вопроса о внесении изменений в приказ Минздрава на уровне правительства». Речь идет о приказе № 183н от 2014 года, которым был утвержден перечень лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учету.

В него было включено сильнодействующее вещество сибутрамин, входящее в лекарства для похудения «Редуксин» и «Редуксин Мет». Производителями последних выступали компании Якушина и Белоножко. Однако наличие в вышеназванных препаратах второго активного вещества — целлюлозы, не ограниченной в обороте, формально исключало их попадание в перечень, а также «обеспечивало им монопольное положение на рынке», говорится в материалах дела. Следствие полагает, что чиновница фактически пролоббировала интересы бизнесменов для того, чтобы их бизнес процветал.

Адвокат Спектора Михаил Ратнер рассказал Business FM, что его клиент — крупный бизнесмен, связанный с фармакологией, был задержан накануне в Санкт-Петербурге, где проживает вместе с женой и детьми. В тот же день, 19 февраля, следователи предъявили ему обвинение по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ («посредничество во взяточничестве в особо крупном размере») и доставили под конвоем в Москву.

Свою вину Спектор не признал. По словам защитника, его клиент был «шокирован» и удивлен выдвинутым обвинением, поскольку пять лет не общался с Анастасией Алексеевой, с которой познакомил Якушина и Белоножко.

«Даже если предположить, что Cпектор был замешан во всей этой истории, то неясно, для чего ему нужно было посредничество в даче взятки. Никакой выгоды для себя он не получил, он не является бенефициаром предприятий Якушина и Белоножко», — отметил Ратнер.

Последние также были задержаны 19 февраля и допрошены в качестве подозреваемых. При этом Максим Якушин, который, по версии следствия, был организатором взятки, дал признательные показания, фактически написав явку с повинной. Он заявил, что мысль о взятке чиновнице не давала ему спокойно жить последние четыре года.

«В итоге я принял для себя решение, что готов раскаяться и сообщить об этих действиях правоохранительным органам, что я и сделал», — говорится в материалах дела. Бизнесмен сообщил, что его партнер Белоножко якобы не знал, что он проплатил отдых Алексеевой, и когда он сообщил ему об этом в конце 2019 года, тот был крайне недоволен.

Анастасия Алексеева до прихода в правительство была советником департамента социального развития и национальных приоритетов экспертного управления Кремля. После ухода от Аркадия Дворковича она работала в секретариате первого вице-премьера Антона Силуанова. Однако в ноябре 2018 года была уволена за слив служебной переписки прессе, писал РБК.

«Мой подзащитный не признает вину и считает дело политически мотивированным, связанным с переделом собственности на фармацевтическом рынке. А госпожа Алексеева, судя по всему, в этой истории стала разменной монетой», — сказал Business FM защитник Джина Мирона Спектора. Михаил Ратнер намерен обжаловать в Мосгорсуде решение Басманного суда, который по ходатайству следствия заключил его подзащитного под стражу до 19 апреля.

Анастасии Алексеевой, которой предъявили обвинение в получении взятки в особо крупном размере (ч. 4 ст. 290 УК РФ), была избрана аналогичная мера пресечения. При этом суд отклонил просьбу защиты о помещении женщины под домашний арест.

Что касается Максима Якушина и Вадима Белоножко, то пока не ясно, предъявили ли им обвинение. По закону это может быть сделано в течение 30 дней. С учетом их сотрудничества со следствием здесь могут быть разные варианты развития событий, включая прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и перевод в разряд свидетелей. Материалы об их аресте 20 февраля в суд не поступали. Однако следствие имеет право отпустить их и под подписку о невыезде.

 

Стрельба в Ханау: убийцей оказался невменяемый банковский служащий

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх